Борис Титов принял участие в заседании РКДС

вторая
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, председатель Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Борис Титов принял участие в годовом собрании Российско-Китайского Делового совета, которое прошло в среду на площадке ТПП РФ.
По словам Титова, экономика и экономические отношения между Россией и Китаем сегодня развиваются успешно, и значительный вклад в это вносит Деловой совет.
«РКДС является очень важным институтом и очень важной частью этих экономических отношений с большим опытом работы. Проекты, которые сегодня реализуются в рамках РКДС, реализуются на всех уровнях бизнеса и во многих отраслях. В развитии от самых больших проектов – таких как Ямал СПГ — до проектов в области сельского хозяйства, малого и среднего бизнеса, на потребительском рынке сегодня наблюдается рост»», — уточнил Титов.
Говоря о планах по развитию делового сотрудничества двух стран, Титов предложил провести в 2021 году VI Российско-китайский форум малого и среднего бизнеса, отмененный в прошлом году из-за пандемии коронавируса.
«Много значимых и крупных мероприятий, запланированных на 2020 год, не удалось провести из-за действующих ограничений. В связи с этим предлагаем перенести на 2021 год ряд мероприятий. В частности, VI Российско-китайский форум малого и среднего бизнеса», — сказал он.
Пятый Российско-китайский форум малого и среднего бизнеса состоялся 15 июня 2019 года на полях VI Российско-китайского «Экспо» в Харбине (провинция Хэйлунцзян, Северо-Восточный Китай).
Также Титов предложил провести в 2021 году конференцию преподавателей китайского языка в России и русского языка в Китае на базе Совместного российско-китайского университета в Шэньчжэне и МГУ им. М. В. Ломоносова. Он озвучил планы по организации конференции, посвященной 20-летию российско-китайского соглашения о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве «Стратегическое партнерство России и Китая — залог мира во всем мире, образец инклюзивного развития в Евразии».
В России и Китае продолжаются перекрестные годы (2020-2021 гг.) научно-технического сотрудничества. В рамках этой повестки комитет планирует провести конкурс инновационных проектов, напомнил Титов.

17 декабря состоялась встреча Председателя российской-части Комитета Бориса Титова и Посла КНР в РФ Чжан Ханьхуэя

Китай по-прежнему является одним из ключевых торговых партнеров России, занимая 17% от общего внешнеторгового оборота страны. Однако чтобы максимально реализовать торгово-экономический потенциал, нужно искать новые модели сотрудничества. Об этом сообщил на встрече с Чрезвычайным и Полномочным Послом КНР в РФ Чжан Ханьхуэем Уполномоченный по правам предпринимателей и Председатель Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Борис Титов.

Титов в ходе встречи подчеркнул, что не смотря на 2%-й спад объемов двухсторонней торговли из-за коронавируса, с начала года продажи российской агропромышленной продукции в Китай составили 3,2 млрд. долларов, что на четверть больше, чем в прошлом году. «Чтобы увеличить поставки товара из России в Китай, нужны, чтобы сюда пришли китайские инвестиции. Это позволит увеличивать долю переработки сырья здесь, и затем отправлять готовый товар в Китай. Пока инвестиции идут очень осторожно», — считает председатель Комитета. По его мнению, нужно продолжать снимать торговые барьеры с Китаем. «Нам действительно есть, что предложить — зерно, мясо, кондитерские изделия и т.д. Важно активно вовлекать в процесс не только крупный бизнес, но и МСП в регионах», — сказал Титов.

«В Китае может быть востребована не только продукция, которая уже экспортируется — мясо, мучные и кондитерский изделия. Большой экспортный потенциал есть, например, у российского зерна, лечебных трав. Нужно искать новую модель бизнес–сотрудничества, углублять сотрудничество между регионами и сельской местностью», — предложил посол Чжан Ханьхуэй.

Состоялось XXI Заседание Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству

гуманитар 25 ноября в формате видеоконференции прошло XXI Заседание Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству под председательством заместителя Председателя Правительства РФ Татьяны Голиковой и заместителя Премьера Госсовета КНР Сунь Чуньлань. В состав делегации от России также вошли руководители двух советов Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития — председатель Совета по образованию С.М. Шахрай и председатель Молодежного совета А.С. Ежов.
В ходе заседания рассмотрели текущий уровень и перспективы дальнейшего развития российского-китайского сотрудничества в гуманитарной сфере по широкому спектру направлений. Отдельным пунктом повестки заседания стало укрепление и расширение сотрудничества в сфере молодежной политики.
«Важным шагом на пути к развитию российско-китайского сотрудничества в области молодежных обменов стало проведение в 2014-2015 гг. перекрестных Годов молодежных обменов. В рамках Годов на территории России и Китая состоялось более 800 мероприятий, более 100 000 представителей российской и китайской молодежи приняли участие в этом глобальном проекте. С 2016 года успешно реализуется Международная программа «Российско-Китайский молодежный бизнес-инкубатор». В 2019 году по итогам реализации программы подписано более 200 соглашений о намерениях сотрудничества», – отметила Татьяна Голикова.
«Важно продолжать реализовывать проект «Российско-Китайский молодежный бизнес-инкубатор» и расширять молодежные обмены по линии политиков, предпринимателей, а также претворять в жизнь Декларацию о вековой дружбе между молодежью России и Китая», – подчеркнула Сунь Чуньлань.

12 ноября состоялась онлайн-встреча высшего руководства Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития

WhatsApp Image 2020-11-12 at 17.36.4112 ноября 2020 г. состоялась онлайн-встреча высшего руководства Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития: Председателя Комитета с российской стороны — Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Юрьевича Титова и Председателя Комитета с китайской стороны — Начальника канцелярии Госсовета КНР по делам Гонконга и Макао, Зампредседателя НПКСК КНР Ся Баолуна.
Несмотря на все ограничения, связанные с пандемией коронавируса, Комитет активно продолжает свою работу с китайскими коллегами по всем направлениям. Особое внимание во время встречи Председатели уделили вопросам делового сотрудничества в области образования и науки. Так, на экспорт российских образовательных услуг, оказываемых на территории Китая, приходится сейчас около 8% внутреннего китайского рынка международного образования — и эта цифра, по мнению господина Титова, может быть гораздо выше. О перспективах этого направления говорит и тот факт, что спрос на российские образовательные услуги в Китае сейчас действительно растет. Поэтому, одним из ключевых вопросов, вынесенных на повестку этой встречи, стало создание на территории КНР совместных университетов. Единственным таким проектом в Китае пока остается Университет МГУ-ППИ в Шэньчжэне. Кроме того, руководством Комитета на будущий год были запланированы такие мероприятия, как VI российско-китайский форум малого и среднего бизнеса и большой Молодежный фестиваль.

20 октября 2020 года в рамках форума БРИКС прошла панельная сессия «Вызовы и возможности для устойчивого развития: путь к зеленой экономике»

от экологов 20 октября 2020 года в рамках ежегодного Делового форума БРИКС прошла панельная сессия «Вызовы и возможности для устойчивого развития: путь к зеленой экономике». Модератором дискуссии выступил заместитель Председателя российской части Российско-Китайского Экологического совета Е.Ю. Фокин. В мероприятии приняли участие представители ведущих компаний, бизнес-ассоциаций, научно-исследовательских и общественных организаций пяти стран БРИКС.
В ходе мероприятия российскую сторону представили директор программы «Зеленая экономика» Всемирного фонда дикой природы (WWF) в России Михаил Бабенко, сопредседатель Алюминиевой Ассоциации Артём Асатур и Первый заместитель начальника департамента зарубежных проектов и международного сотрудничества ОАО «РЖД» Кирилл Музалевский. Участниками с китайской стороны стали академик Китайской инженерной академии и научный руководитель Исследовательского института геологоразведки и разработки нефтяных месторождений корпорации CNPC Лю Хэ, а также председатель Chint Group Луань Ганьфу.
Представитель WWF в России отметил, что из-за глобальной эпидемии коронавируса в этом году в мире впервые снизились объемы выбросов парниковых газов. Так, Всемирный день экологического долга – дата, когда количество используемых ежегодно ресурсов превышает объем, который природа способна воспроизвести – в этом году сдвинулся с 29 июля на 27 августа. Тем не менее, нынешнее снижение выбросов нельзя назвать устойчивым: во время активного восстановления экономики после кризиса, выбросы вновь будут увеличиваться. В этой связи программы устойчивого развития бизнеса как никогда актуальны, а правильные меры в этой области позволят запустить новый экономический цикл сразу на рельсах зелёной экономики.
Выступающие со стороны российского бизнеса полностью поддержали эту точку зрения и рассказали об усилиях и планах компаний по минимизации углеродного следа. Так, сопредседатель Алюминиевой Ассоциации Артём Асатур отметил, что снижение выбросов парниковых газов в промышленности невозможно без расширения использования переработанного алюминия в качестве сырья в различных отраслях. Металл может перерабатываться практически бесконечно, при этом, не теряя в качестве, а процесс переработки экономит до 95% энергии, используемой при первичном производстве.
Не менее важно для устойчивого развития и снижение выбросов в транспортной сфере – важной связующей части для всех отраслей экономики. Как рассказал представитель РЖД Кирилл Музалевский, железные дороги имеют наименьший уровень выбросов с точки зрения как пассажирских, так и грузовых перевозок. Так, выбросы СО2 в пересчете на одного пассажира у поезда в два раза меньше, чем у автобуса, а перевозке одного 20-футового контейнера дает в 16 раз меньше выбросов, чем морской транспорт.
Представители китайской стороны в ходе мероприятия сосредоточились на одной из наиболее важных проблем зёленого развития – переходу на возобновляемые источники энергии. Академик Лю Хэ в своем выступлении напомнил о том, что в сентябре этого года Председатель КНР Си Цзиньпин заявил о переходе страны к углеродной нейтральности до 2060 года. В этой связи Китаю в ближайшие десятилетия предстоит грандиозная перестройка энергетической отрасли. Сегодня большая часть генерации в стране обеспечивается угольными электростанциями, однако, по словам Лю Хэ, по плану правительства уже к 2035 г. до 40% потребления энергии будет приходиться на природный газ и новые источники энергии, а к 2040 г. этот показатель должен превысить 50%.
Прирост генерации от возобновляемых источников энергии в первую очередь будет обеспечен строительством новой ветряной и солнечной генерации, общая установленная мощность которой к 2050 г. увеличится более, чем в 10 раз с 210 и 204 ГВт до 1970 и 2248 ГВт соответственно. Для обеспечения базовой нагрузки будет также обеспечен двукратный рост установленной мощности атомных электростанций, строительство которых сейчас идет ускоренными темпами.
Председатель Chint Group Луань Ганьфу также рассказал об успехах компании в разработке и производстве передовых солнечных панелей – одного из ключевых источников энергии в будущей зелёной экономике. Так как переход к возобновляемым источникам энергии тесно связан с развитием распределенной генерации, Chint Group, помимо производства промышленных панелей для крупных солнечных электростанций, активно развивает решения для установки солнечных панелей на частных домах и интеграции их с системами «умного дома». Не менее важным направлением является и создание «микрогридов» — автономных гибридных энергетических систем локального уровня, которые помогают наиболее эффективно использовать распределенную генерацию.
Помимо представителей России и Китая, свое видение развития зелёной экономики и усилия по достижению устойчивого развития также представили выступающие от трех других стран-членов БРИКС – Бразилии, Индии и Южной Африки. В заключение, заместитель Председателя российской части Российско-Китайского Экологического совета Евгений Фокин отметил, что участники дискуссии затронули различные по тематике, но одинаково важные по своему значению аспекты устойчивого развития. Это еще раз показывает, что полноценный переход к зеленой экономике возможен только при условии международного обмена знаниями и опытом. Страны БРИКС продолжат продуктивное сотрудничество в этой сфере, чтобы совместно двигаться по пути устойчивого развития.

Международный форум «Бизнес-баттл для молодых предпринимателей Россия-Китай» прошёл с 26 по 29 октября

WhatsApp Image 2020-11-02 at 17.09.41 С 26 по 29 октября 2020 года на площадке ФГБОУ ВО «Уральский государственный экономический университет» прошел Международный форум «Бизнес-баттл для молодых предпринимателей Россия-Китай». В форуме приняли участие студенты вузов, молодые предприниматели Екатеринбурга, Уральского федерального округа, России и Китайской Народной Республики в возрасте до 35 лет, представители органов государственной власти, бизнес-эксперты. Более 100 участников, объединенные в команды, представили свои проекты — более 30 возможных стартапов. В программу форума вошли: командные бизнес-поединки, нетворкинг, проектные секции с экспертами в сферах туризма, образования, торговли и производства. Также в первый день состоялось установочное совещание региональных координаторов Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора. В рамках совещания обсудили особенности реализации проекта в этом году с учетом возникших ограничений, вызванных угрозой распространения новой коронавирусной инфекции и наметили планы мероприятий на 2021 год.
Основная цель форума — совместное развитие бизнеса и поддержка молодых предпринимателей, оказание консультативной, организационной и методологической поддержки молодежи в разработке бизнес-моделей своего дела, привлечении инвестиций и масштабировании своего бизнеса.
«Самое главное, чтобы было у всех ребят – это идеи. Из них можно реализовать интересные продукты. Говоря о точках роста участников, хочу отметить, что нужно больше погружаться в детали своих проектов, фокусироваться, испытывать на друзьях, родственниках. Отдельно выражаю благодарность УРГЭУ как главному организатору» — отметил Председатель Молодежного Совета Российского-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Алексей Ежов.
Организаторами мероприятия выступили: Федеральное агентство по делам молодежи, Ресурсный молодежный центр, ФГБОУ ВО «Уральский государственный экономический университет».

Состоялось X Заседание подкомиссии по сотрудничеству в области молодежной политики

2020-10-16_09-37-37_ND 1На X Заседании подкомиссии по сотрудничеству в области молодежной политики Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству определили наиболее перспективные направления совместной работы на 2021 год.
15 октября в формате видеоконференции состоялось X Заседание подкомиссии по сотрудничеству в области молодежной политики Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству под председательством руководителя Федерального агентства по делам молодежи Александра Бугаева и Секретаря Коммунистического союза молодежи Китая, и.о. заместителя председателя Всекитайской Федерации Молодежи Гуан Чжицзе.
«Крайне рад, что в 2020 году, несмотря на все ограничения, связанные с пандемией, наше двустороннее взаимодействие активно развивалось в новых форматах по широкому спектру направлений», – отметил Александр Бугаев.
«Столкнувшись с общим вызовом – эпидемией короновируса – китайские и российские молодежные организации объединились и помогали друг другу. Дружественные отношения сотрудничества между двумя сторонами развивались и углублялись в ходе испытания пандемии», – подчеркнула Гуан Чжицзе.
В ходе заседания от российской делегации выступили заместитель Председателя Совета Ассоциации волонтерских центров Диана Джалалова и Председатель Молодежного Совета Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Алексей Ежов.
Участники мероприятия обсудили текущий уровень развития российско-китайского сотрудничества в сфере молодежной политики, а также определили наиболее перспективные направления совместной работы на 2021 год.
Особое внимание уделили обмену опытом в сфере борьбы с распространением коронавирусной инфекции, вопросам дальнейшего развития двустороннего взаимодействия в области молодежного предпринимательства и инноваций, в том числе реализации Международной акселерационной программы «Российско-Китайский молодежный бизнес-инкубатор», а также координации работы в рамках молодежного измерения ШОС и объединения БРИКС.
«Давние качественные отношения между Федеральным агентством по делам молодежи, Российско-Китайским Комитетом дружбы, мира и развития и Всекитайской Федерацией Молодежи позволили в период пандемии молодежи двух стран не просто не отдалиться друг от друга при условии закрытых границ, а адаптировать успешные международные проекты с учетом реалий сегодняшнего дня» — прокомментировал Алексей Ежов.
По итогам заседания достигнута договоренность о проведении очередного XI Заседания Подкомиссии на территории Российской Федерации и формировании совместного плана работы на 2021 год с учетом предложений, высказанных участниками встречи.

Совет по медицине РКК предлагает создать в России Экспоцентр традиционной китайской медицины

медицинаРоссийско-Китайский Комитет дружбы мира и развития и Канцелярии иностранных дел правительства провинции Шаньдун провели онлайн – конференцию по вопросам сотрудничества в области медицины и фармацевтики. В ней приняли участие заместитель руководителя канцелярии иностранных дел правительства провинции Шаньдун Сунь Ебао, исполнительный директор «Национальной ассоциации традиционной и комплементарной медицины» и Помощник Первого заместителя Председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья В.В. Егоров, российские и китайские предприниматели и представители профессиональных сообществ в сфере медицины.
«На фоне глобального распространения эпидемии новой коронной пневмонии международное сотрудничество в области медицины и здравоохранения стало горячей темой, вызывающей внимание всех стран. Россия богата медицинскими ресурсами, активно развивает медицинские исследования и образование, особенно быстрое развивается индустрии здравоохранения и медицинского туризма. Провинция Шаньдун и Россия имеют очевидные дополнительные преимущества в области фармацевтики, традиционной китайской медицины и здравоохранения, перспективы их сотрудничества весьма широки», — заявил господин Сунь.
Спрос на традиционную китайскую медицину (ТКМ) в России очень высок, существуют тысячи центров и кабинетов ТКМ в России. Развитие этой сфере можно сделать централизованным, создать единую площадку, заявил Владимир Егоров.
«Предлагаем открыть в России большой Экспоцентр, в котором бы были как выставочные площадки и площадки для конференций, так и офисы фирм – производителей китайских препаратов, китайских услуг, китайской косметики, медицинского туризма которые хотели бы выйти на российский рынок и легализоваться. И где был бы единый правовой сервис – помощь в легализации этих препаратов услуг и методов» — сказал он.
Он отметил, что это существенно снизит затраты каждого производителя, чем если они будут выходить на рынок самостоятельно. Он так же предложил создать в России фонд развития и поддержки традиционной китайской медицины с участием российских и китайских инвесторов.
Кроме того Егор рассказал, что долгое время существовала проблема с трудоустройством китайских врачей в России с их легальной практикой. Теперь эта проблема практически решена.
«Они должны обратиться в профессиональную профильную медицинскую ассоциацию на подобие нашей. Есть еще 2-3 ассоциации, менее крупных, но тоже выдают экспертные заключения, на основании которых, им выдают разрешения на занятия КМ. Также существует дополнительный курс такого адаптивного дообразования для специалистов КМ в России. Например, в структуру РУДН входит Институт восточной медицины. В этом институте восточной медицины специалисты КМ у которых не хватает уровня образования, могут доучиться и получить эти государственные разрешения», — пояснил он.
За последние два года около 100 китайских специалистов получили такие государственные разрешения в России.

Российские и китайские эксперты обсудили проблему дистанционного образования в условиях пандемии

конференция мгу
25 сентября 2020 года состоялась международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы обучения российских и китайских студентов в условиях пандемии: пути решения». Организаторами мероприятия выступили Научно-исследовательский институт Современной Азии, Российско-Китайский Комитет дружбы, мира и развития, а также совместный российско-китайский Университет «МГУ-ППИ в Шэньчжэне».
В конференции приняли участие высокопоставленные дипломаты и известные ученые: Первый секретарь Посольства Российской Федерации в Китайской Народной Республике И.А. Поздняков, Первый секретарь Посольства Китайской Народной Республики в Российской Федерации Цай Хуэй, директор Института Дальнего Востока РАН А.А. Маслов, ректор Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» Ли Хэдчжан, председатель ученого совета, первый проректор Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» С.М. Шахрай, другие представители «образовательного цеха» (проректор РАНХИГС Д.А. Буташин, профессор Фуданьского университета Ян Синьюй, декан гуманитарного факультета СПбГЭУ А.А. Пруцких, директор Института стран Азии и Африки МГУ И.И. Абылгазиев, директор по развитию международного образования и сотрудничества РАНХИГС Л.Д. Тарадина, завкафедрой китайского, вьетнамского, тайского и лаосского языков МГИМО(У) МИД России О.А. Масловец, замдиректора Международного института исследований стран Азии, Африки и Латинской Америки РУДН Н.С. Кучма, профессор Института государственной службы и управления РАНХИГС К.П. Краковский), представитель Минобрнауки РФ Ю.В. Распертов, а так же исполнительный директор Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Ю.Г. Капранова и председатель Экспертного совета этого Комитета Ю.В. Тавровский.
Участники конференции обсудили трудности, с которыми сталкиваются преподаватели и студенты в России и Китае в условиях пандемии. Как известно, настоящее время 18,5 тысяч студентов из России не смогли выехать для начала или продолжения обучения в вузах Китая. Около 19 тысяч китайских студентов оказались в обратной ситуации, — не смогли въехать в нашу страну.
Еще больше, более полумиллиона граждан КНР должны были, но не приступили к занятиям в университетах и колледжах западных стран. 369 тысяч китайских студентов не пустили для начала или продолжения обучения в США (это почти 34 % всех международных студентов в американских университетах). 120 тысяч китайских студентов — в Великобританию, еще 200 тысяч – в университеты Австралии.
Причины известны, — пандемия. Но дополнительным фактором стала политика западных государств, и в первую очередь решения администрации президента США Д. Трампа о пакете антикитайских мер. Политическая напряженность между Китаем и США продолжает нарастать. При этом большинство из оказавшихся в сложной ситуации китайских граждан все равно в принципе нацелены на получение образования только за пределами своей страны.
В таких условиях, по мнению участников конференции, «резервным вариантом» для этих студентов и аспирантов, могут и должны стать российские вузы. Частично остроту проблемы можно попробовать оперативно снять путем заключения двух и многосторонних соглашений непосредственно между университетами наших стран.
Китайские и российские участники конференции согласились с предложением наиболее принципиальные коллизии унифицировать на общегосударственном уровне, решением правительств двух стран. Среди этих вопросов, например, особенности приема на обучение таких студентов и аспирантов, особенности перевода с курса на курс и между учебными организациями наших стран, чтобы снять системно проблемы, связанные с перезачётами дисциплин и переаттестацией, расхождениями в наименованиях направлений наук и образовательных программ, нужен упрощенный порядок взаимного признания образовательных документов в части неоконченного образования и т.д.
Ректор Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» Ли Хэдчжан предложил создать при совместном университете подготовительное отделение по русскому языку для всех желающих учиться в университетах России. Кроме того, обучать будущих студентов из КНР русскому на базе совместного университета будут силами Института русского языка и культуры МГУ, открыть языковые школы.
Предложения по улучшению качества дистанционного образования, развитию сотрудничества в сфере бизнес-образования представили омбудсмен в сфере образования при президентском уполномоченном по защите прав предпринимателей А.А. Володарский и заведующая кафедрой китайского, вьетнамского, тайского и лаосского языков МГИМО О.А. Масловец, а так же руководитель департамента корпоративного обучения Московской школы управления Сколково Д.С. Конанчук.
Исторический пример успешного изучения русского языка крупными государственными деятелями Китая привел Первый проректор совместного университета С.М. Шахрай, рассказавший об учебе знаменитого реформатора Дэн Сяопина в Университете трудящихся Китая им. Сунь Ятсена в Москве 1926-1927 гг.
Обсуждение сотрудничества между китайскими и российскими вузами, обмен опытом в организации образовательного процесса в условиях пандемии только начинаются. Лучшие практики дистанционного обучения безусловно прочно вошли в повседневную вузовскую жизнь. Они будут использоваться и после завершения сложного эпидемиологического периода.

Победа, начинавшаяся в Китае

31978_900Европоцентризм с неизбежностью дезориентирует даже серьёзных экспертов и политиков, которые отчего—то «по умолчанию», что называется, считают, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года с нападения гитлеровской Германии на Польшу. Однако это противоречит всем общеизвестным фактам, однозначно свидетельствующим о том, что та самая большая в истории война началась минимум за два года до этого и совсем не в Европе, а в Азии, — с нападения милитаристской Японии, являющейся на тот момент главным военно-политическим союзником Германии, на Китай. К сентябрю 1939 года Вторая мировая война шла уже с такой интенсивностью, что только человеческие потери составили не менее 15 миллионов убитых.
Очевидно, при решении такой фундаментальной проблемы как определение начала самой кровавой в истории человечества войны на первый план должны выходить не эмоции и стереотипы, а анализ и построенная на фактах логика. Для этого необходимы объективные критерии, который бы давали аргументированные основания для определения начала Второй Мировой войны.
Эти критерии просты понятны даже неискушённому человеку: наличие агрессора одного или нескольких государств со сформированной политической волей использовать военную силу для завоевания территории и нанесения ущерба другим государствам, массовые жертвы, оккупированные территории и перекраивание границ, наличие нескольких очагов войны и театров военных действий. Предлагаю с помощью этих четырёх критериев беспристрастно оценить, что в мире реально происходило до пресловутого и якобы всем очевидного, «всем известного», «начала» войны 1 сентября 1939 года.
Два трибунала – Нюрнбергский и Токийский, две глобальные капитуляции, подписанные Германией и Японией в 1945 году, и сам ход военных действий однозначно свидетельствуют о наличии сразу двух, японского и германского, а не одного только, европейского, очагов мировой агрессии и зарождения Второй мировой войны.
При этом факт формирования ещё в 1936 году альянса агрессоров всем хорошо известен и зафиксирован в международном договоре высшего уровня. Речь идёт о заключённом в Берлине 25 ноября 1936 года, т.е. за три года до сентября 1939 года, т.н. Антикомминтеровском пакте (Antikominternpakt), или в японской версии «Японо-германском соглашении по обороне от коммунизма»
(日独防共協定). Данный Пакт по сути легитимизировал возникновение двух глобальных источника и центра агрессии, Японию и Германию, и, таким образом, как мы предлагаем считать, и выступил прямой причиной Второй мировой войны.
В международно-правовом формате данный пакт сформировав мотивацию, а по сути завоевательные планы, двух военно-политических агрессоров: Японии, стремившейся получить в Китае колоссальные сырьевые богатства Маньчжурии (в сочетании с предварительным, но практическим, тестированием военной агрессии против СССР на советском Дальнем Востоке) и Германии. Последняя вышеуказанным пактом, по нашему мнению, обеспечила себе подстраховку со стороны восточного союзника, что предопределило суть и природу Второй мировой войны. В этом пакте абсолютно очевидна логика и вектор начавшейся войны – легитимизация «большой» войны и её направленности, в конечном счёте, против СССР как синонима «коминтерна». Причём, войны одновременно с двух сторон: с Востока и Запада.
Поскольку пакт подписали японский посол в нацистской Германии виконт Кинтомо Мусякодзи и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, то именно этот «пакт Мусякодзи-Риббентропа», а не «пакт Молотова-Риббентропа», и является истинным триггером Второй мировой войны и прямым поощрением Японии уже в 1937 году масштабной агрессии против Китая.
Именно 7 июля 1937 года японская армия силы силами 3 дивизий и 2 бригад (около 40 тысяч человек при 120 орудиях, 150 танках и бронемашинах, 6 бронепоездах и поддержке до 150 самолётов) перешли к развёрнутым боевым действиям и через три недели захватили Пекин. Всего на территории Китая у японцев было сконцентрировано 12 дивизий, насчитывавших 240—300 тысяч солдат и офицеров, 700 самолётов, около 450 танков и бронемашин, более 1,5 тысяч артиллерийских орудий. Для поддержки с моря действий сухопутных войск выделялись значительные силы военно-морского флота. Оперативный резерв составляли части Квантунской армии и 7 дивизий, размещённых в метрополии. Кроме того, широко использовались порядка 150 тысяч маньчжурских и монгольских солдат, служивших под началом японских офицеров.
Агрессия Японии против Китая происходила при полной военно-политической поддержке гитлеровской Германии. В полном соответствии с Антикоминтерновским пактом Германия, у которой до пакта более половины всего экспорта военного снаряжения и материалов приходилось на Китай, с момента подписания пакта резко прекратила сотрудничество с Китаем. В результате, в частности, 30 новых китайских дивизий, которые немцы обязались экипировать и обучить, так и не были созданы.
В качестве закономерной реализации европейской составляющей пакта Мусякодзи-Риббентропа в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года Великобританией и Францией было подписано с Германией и присоединившейся к тому времени к пакту Италией позорное Мюнхенское соглашение, которое развязало Гитлеру руки в Европе и дало старт открытию в дополнение к фронту Восточному второго Западного фронта уже вовсю идущей к тому времени «большой» войны.
Рассмотрим далее второй критерий определения начала мировой войны –количество жертв. До сентября 1939 года в одном только Китае было убито не менее 10 миллионов человек. В кровавых конфликтах в Эфиопии, Испании, Ливии, на Халхин-Голе и озере Хасан погибли ещё 3 миллиона человек. С нашей точки зрения, массовые жертвы, свойственные уже идущей мировой войне (если, разумеется, не считать смерти миллионов китайцев не равноценными смертям европейцев, «смертями второго сорта»), указывают на истинную природу происходившего совершенно однозначно.
Для забывающих о том, что происходило в мире задолго до привычного всем «начала» Второй мировой войны, напомню лишь, что только в ходе одной так называемой Нанкинской резни в течение шести недель в тогдашней столице Китайской республики Нанкине японскими оккупантами было убито до 500 000 китайских граждан. Даже японские историки, оспаривая эту цифру, вынуждены признавать количество погибших минимум в 200 тысяч. Итак, к сентябрю 1939 года число жертв в полном разгаре идущей войны было минимум в три раза больше, чем число жертв Польши за весь период войны!
Далее, третье. Применим критерий площади захваченных территорий. Манчжурия, которая по площади сопоставима со всей Западной Европой и в 5 раз больше Польши, уже в 1937 году была полностью оккупирована японской Квантунской армией. Захват и оккупация целой Австрии и Судет в Чехии, благообразно определяемых как, соответственно, «аншлюс» и «аннексия», состоялись за полтора года до сентября 1939 года. В 1937 году Италия споро присоединилась к пакту Мусякодзи-Риббентропа в первую очередь для того, чтобы легитимировать свои территориальные захваты в Африке. К моменту, определяемому сейчас как «начало Второй мировой», уже год ее можно было не замечать только в том случае, если ее не хочется замечать.
Наконец, рассмотрим четвёртый критерий – одновременно наличие нескольких очагов войны и театров военных действий и участие в них разных «больших» держав.
К середине 1937 года, ещё за два года до нападения Германии на Польшу, уже в трёх регионах планеты шли ожесточённые боевые действия: в Китае, Африке (Эфиопия и Ливия) и Испании. В них масштабно были вовлечены практически все крупные государства того времени. И именно в этот период, 7 июля 1937 года, началась Вторая японо-китайская война – эту дату с моей точки зрения, и следует считать истинной датой начала Второй мировой войны. Отмечу, что Китай сражался в уже начавшейся Второй мировой, опираясь на очень весомую и разностороннюю помощь СССР.
Почему же то, что мы в этом случае можем определить как «германо-польскую войну» по аналогии с «японско-китайскими» войнами, начавшуюся 1 сентября 1939 года и имеющую не только быстротечный, но и попросту локальный характер стереотипно и привычно отождествляют с началом целой Второй мировой войной? Почему именно этот эпизод грандиозной в целостном видении и по времени, и масштабу Второй мировой войны выставляется на первый план — а громадная по масштабу, времени и территориям фактическую начальная часть этой мировой войны в Китае превращена всего лишь в череду «инцидентов»? Каким образом возникла эта великая путаница с датой начала Второй мировой войны?
На мой взгляд, очевидно, что в этом виноват странный и анахроничный для сегодняшнего дня европоцентризм, в рамках которого всё, что происходит за пределами европейского «центра мира», автоматически рассматривается как второстепенное или даже не стоящее большего, чем упоминания. Но, с другой стороны, мы вправе предположить, что имеем дело с идеологической спецоперацией, направленной на то, чтобы, выпячивая пакт Молотова-Риббентропа и «забывая» о пакте Мусякодзи-Риббиентропа, превратить СССР из жертвы Второй мировой войны в государство-агрессора, которое наравне с Германией и Японией ответственно за развязывание Второй мировой войны. На наш взгляд, параллельно решается и задача затушевывания крайне неоднозначной роли стран, через полвека ставших Евросоюзом, в той великой войне, где против СССР воевала не одна Германия, а буквально вся Европа.
Обратимся к фактам. Италия, Румыния, Венгрия и Финляндия принимали непосредственное участие в войне, отправив на фронт с Советским союзом более двух миллионов солдат. Только в войсках СС за годы Второй мировой войны прошло службу больше полумиллиона человек из стран Европы, это были жители как оккупированных стран, так и граждане нейтральных государств. К концу войны в плену в СССР оказалось целых 23 136 французов – представителей нынешнего постоянного члена Совета Безопасности ООН. Из французов Германией было сформировано два масштабных формирования, активно участвовавших в войне против СССР: 33-я ваффен-гренадерская дивизия СС «Шарлемань» и Легион французских добровольцев против большевизма. Вместе с дивизией «Нордланд», сформированной из тех голландских и скандинавских добровольцев, что не попали в состав 5-й танковой дивизии СС «Викинг», французы из дивизии «Шарлемань» были последними защитниками Рейхстага. Про «подвиги» на советско-германском фронте «Голубой дивизии» от франкистской Испании также хорошо известно.
Более чем показательны внушительные потери с германской стороны военнослужащих из других стран Европы. Одна только небольшая Венгрия потеряла убитыми 809 066 солдат. Бельгия, Дания, Нидерланды и Норвегия вроде бы в войне напрямую не участвовали, однако поставляли добровольцев для целого ряда дивизий СС: 27-я гренадерская дивизия СС «Лангемарк» (1-я фламандская), 28-я панцергренадерская дивизия СС «Валлония» (1-я валлонская), 11-я панцергренадерская дивизия СС «Нордланд», 23-я панцергренадерская дивизия СС «Недерланд» (1-я голландская), 34-я гренадерская дивизия СС «Ландсторм Недерланд» (2-я голландская), и уже упомянутая мною 5-я танковая дивизия СС «Викинг». При этом сопротивление и партизанское движение на территории большинства оккупированных стран стало фактором, значащим что-либо в военных действиях, только в 1944-1945 годах. Экономика буквально всех европейских стран непосредственно поддерживала Германию ресурсами, продукцией военного назначения, рабочей силой. Даже Швеция, формально не участвуя в войне и оставаясь нейтральной страной, поставила Германии сталь, обеспечивающую изготовление более 40% бронетехники всех немецких армий.
Показательно, что после нападения по сути всей Европы во главе с нацистской Германией на СССР в ноябре 1941 года «Антикоминтерновский пакт» как базовое правовое основание идущей Второй мировой войны был не только торжественно продлён на 5 лет, но к нему тогда же присоединились Финляндия, Румыния, Болгария и даже Дания, пусть и с рядом оговорок. Не случайно Нобелевский лауреат, русский писатель Иван Бунин уже через несколько дней после нападения на СССР, 29 июня 1941 года, имел все основания писать в своём дневнике об однозначно общеевропейском характере вторгшихся в СССР «германских» вооружённых сил: «Итак, пошли на войну с Россией: немцы, финны, итальянцы, словаки, венгры, албанцы (!) и румыны». И это взгляд не с советской, а с русской стороны – отношения Бунина с советским политическим строем сложно назвать дружественными.
Происходящее упрощение картины Второй мировой войны, игнорирование реального характера происходящего имеет долговременные последствия: сейчас большая европейская политика рассматривает эти упрощения для дальнейших выводов вполне в духе «Антикоминтерновского пакта». Прошлогодняя Резолюция Европарламента P9 TA(2019)0021, провозглашающая, что Вторую мировую войну начала не только Германия, но и Советский Союз, удивила не столько тем, что официально заявляется о тождестве преступника и его жертвы – СССР, сколько уровнем знаний европейских парламентариев о том, какие именно исторические обстоятельства они обсуждают. У меня нет сомнений в том, что ни один из проголосовавших «за» эту резолюцию не знает ни имени Мусякодзи, ни событий, начавшихся 7 июля 1937 года, ни сути Антикоминтеровского пакта. И все же мне хочется надеяться, что и они будут рано или поздно вынуждены усвоить базовый принцип взаимоотношений с историей, вынесенный в июне текущего года Президентом России Владимиром Путиным в заголовок своей статьи: «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим». Незнание истории не снимает этой ответственности: ее необходимо знать.
С другой стороны, проблема начала Второй мировой войны в значительной мере связана с крайне сложным характером протекания этой войны – в частности, с наличием внутри одной войны на разных стадиях двух разных ведущих агрессоров и доминирующих театров военных действий. Причина аберрации, на мой взгляд, в том, что практически не принимается во внимание колоссальный китайский театр военных действий и исходно, в 1930-х годах, большая и лидирующая агрессивность милитаристской Японии при дальнейшем постепенном переходе статуса главного агрессора к Германии. Вторую мировую войну необходимо правильно воспринимать как двусоставную, с двумя агрессорами и очагами агрессии.
Из этого следует и то, что неизбежно должно последовать за правильным решением проблемы начала Второй мировой войны – самого крупного вооружённого конфликта во всей истории человечества, в котором участвовали 62 государства из 73 существовавших на тот момент, т.е. 80 % населения Земного шара, конфликта, в котором было применено ядерное оружие (кстати, применено именно в Азии, а не Европе). Во-первых, следует во всеуслышание и внятно отдать дань мужеству и доблести китайского народа, который первым принял на себя удар самой страшной в мировой истории войне. Этого пока не сделано. Европоцентричность мышления по преимуществу европейских историков и политиков привела к тому, что все 75 лет после окончания войны практически отсутствовала историческая линия активнейшего участия во Второй мировой войне Китая. Недопустимо забывать, что китайский народ более 10 лет доблестно сражался с японским агрессором и в итоге добился заслуженной Победы – и в силу этого совершенно закономерно стал постоянным членом Совета Безопасности ООН. Для Китая и Советского Союза, который все 1930-40-е годы оказывал сражающемуся Китаю, как и сражающейся Испании, колоссальную материально-техническую, финансовую и кадровую помощь, который разгромил японцев ещё на Халкин-Голе, война началась задолго до трагедии Польши.
Во-вторых, на мой взгляд, очевидно, что пришло время для ведущих мировых держав провести Саммит мира и объективно зафиксировать истоки и причины Второй мировой войны. Думаю, что будет уместно и подписание общего документа руководителями государств, собравшимися на Саммит, в котором будет восстановлена историческая правда. Одна из задач такого документа – остановить попытки дальнейшей ее искажения в современной мировой политике, которую мы видим в том числе в позиции Европарламента, но и не только в ней. Самую большую опасность для человечества представляют не новые заблуждения, а продолжение в настоящем старых ошибок. Их необходимо исправлять, поскольку за ними всегда стоят будущие трагедии.