Российские и китайские эксперты обсудили проблему дистанционного образования в условиях пандемии

конференция мгу
25 сентября 2020 года состоялась международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы обучения российских и китайских студентов в условиях пандемии: пути решения». Организаторами мероприятия выступили Научно-исследовательский институт Современной Азии, Российско-Китайский Комитет дружбы, мира и развития, а также совместный российско-китайский Университет «МГУ-ППИ в Шэньчжэне».
В конференции приняли участие высокопоставленные дипломаты и известные ученые: Первый секретарь Посольства Российской Федерации в Китайской Народной Республике И.А. Поздняков, Первый секретарь Посольства Китайской Народной Республики в Российской Федерации Цай Хуэй, директор Института Дальнего Востока РАН А.А. Маслов, ректор Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» Ли Хэдчжан, председатель ученого совета, первый проректор Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» С.М. Шахрай, другие представители «образовательного цеха» (проректор РАНХИГС Д.А. Буташин, профессор Фуданьского университета Ян Синьюй, декан гуманитарного факультета СПбГЭУ А.А. Пруцких, директор Института стран Азии и Африки МГУ И.И. Абылгазиев, директор по развитию международного образования и сотрудничества РАНХИГС Л.Д. Тарадина, завкафедрой китайского, вьетнамского, тайского и лаосского языков МГИМО(У) МИД России О.А. Масловец, замдиректора Международного института исследований стран Азии, Африки и Латинской Америки РУДН Н.С. Кучма, профессор Института государственной службы и управления РАНХИГС К.П. Краковский), представитель Минобрнауки РФ Ю.В. Распертов, а так же исполнительный директор Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Ю.Г. Капранова и председатель Экспертного совета этого Комитета Ю.В. Тавровский.
Участники конференции обсудили трудности, с которыми сталкиваются преподаватели и студенты в России и Китае в условиях пандемии. Как известно, настоящее время 18,5 тысяч студентов из России не смогли выехать для начала или продолжения обучения в вузах Китая. Около 19 тысяч китайских студентов оказались в обратной ситуации, — не смогли въехать в нашу страну.
Еще больше, более полумиллиона граждан КНР должны были, но не приступили к занятиям в университетах и колледжах западных стран. 369 тысяч китайских студентов не пустили для начала или продолжения обучения в США (это почти 34 % всех международных студентов в американских университетах). 120 тысяч китайских студентов — в Великобританию, еще 200 тысяч – в университеты Австралии.
Причины известны, — пандемия. Но дополнительным фактором стала политика западных государств, и в первую очередь решения администрации президента США Д. Трампа о пакете антикитайских мер. Политическая напряженность между Китаем и США продолжает нарастать. При этом большинство из оказавшихся в сложной ситуации китайских граждан все равно в принципе нацелены на получение образования только за пределами своей страны.
В таких условиях, по мнению участников конференции, «резервным вариантом» для этих студентов и аспирантов, могут и должны стать российские вузы. Частично остроту проблемы можно попробовать оперативно снять путем заключения двух и многосторонних соглашений непосредственно между университетами наших стран.
Китайские и российские участники конференции согласились с предложением наиболее принципиальные коллизии унифицировать на общегосударственном уровне, решением правительств двух стран. Среди этих вопросов, например, особенности приема на обучение таких студентов и аспирантов, особенности перевода с курса на курс и между учебными организациями наших стран, чтобы снять системно проблемы, связанные с перезачётами дисциплин и переаттестацией, расхождениями в наименованиях направлений наук и образовательных программ, нужен упрощенный порядок взаимного признания образовательных документов в части неоконченного образования и т.д.
Ректор Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» Ли Хэдчжан предложил создать при совместном университете подготовительное отделение по русскому языку для всех желающих учиться в университетах России. Кроме того, обучать будущих студентов из КНР русскому на базе совместного университета будут силами Института русского языка и культуры МГУ, открыть языковые школы.
Предложения по улучшению качества дистанционного образования, развитию сотрудничества в сфере бизнес-образования представили омбудсмен в сфере образования при президентском уполномоченном по защите прав предпринимателей А.А. Володарский и заведующая кафедрой китайского, вьетнамского, тайского и лаосского языков МГИМО О.А. Масловец, а так же руководитель департамента корпоративного обучения Московской школы управления Сколково Д.С. Конанчук.
Исторический пример успешного изучения русского языка крупными государственными деятелями Китая привел Первый проректор совместного университета С.М. Шахрай, рассказавший об учебе знаменитого реформатора Дэн Сяопина в Университете трудящихся Китая им. Сунь Ятсена в Москве 1926-1927 гг.
Обсуждение сотрудничества между китайскими и российскими вузами, обмен опытом в организации образовательного процесса в условиях пандемии только начинаются. Лучшие практики дистанционного обучения безусловно прочно вошли в повседневную вузовскую жизнь. Они будут использоваться и после завершения сложного эпидемиологического периода.

Научно — практическая конференция Совета по образованию

25 сентября 2020 года при поддержке Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития в здании факультета Высшая школа государственного аудита МГУ пройдет научно-практическая конференция «Актуальные проблемы обучения российских и китайских студентов в условиях пандемии: пути решения».
Эта конференция призвана стать одной из профильных площадок для обсуждения и решения текущей проблемы в области образования российских и китайских студентов — невозможности продолжить полноценное обучение в университетах стран пребывания в условиях пандемии коронавируса. На конференции планируется обсудить новые эффективные форматы взаимодействия, использование онлайновых платформ, совместные российско-китайские студенческие научно-образовательные стартапы.
Инициаторами и организаторами конференции выступили Научно-исследовательский институт современной Азии, Университет «МГУ-ППИ в Шэньчжэне», а также ИДВ РАН. В Конференции примут участие представители Министерства науки и высшего образования РФ, посольств Российской Федерации в Китайской Народной Республике и Китайской Народной Республики в Российской Федерации, ведущие профессора российских вузов и научных организаций, а также представители Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития.

Дата проведения:
25 сентября 2020 г.
Место проведения:
г. Москва, ул. Ленинские горы д.1 стр.13. корп.4
факультет ВШГА, МГУ
Начало: 12:00
Аккредитация СМИ: y.kapranova@russian-chinese.com

Победа, начинавшаяся в Китае

31978_900Европоцентризм с неизбежностью дезориентирует даже серьёзных экспертов и политиков, которые отчего—то «по умолчанию», что называется, считают, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года с нападения гитлеровской Германии на Польшу. Однако это противоречит всем общеизвестным фактам, однозначно свидетельствующим о том, что та самая большая в истории война началась минимум за два года до этого и совсем не в Европе, а в Азии, — с нападения милитаристской Японии, являющейся на тот момент главным военно-политическим союзником Германии, на Китай. К сентябрю 1939 года Вторая мировая война шла уже с такой интенсивностью, что только человеческие потери составили не менее 15 миллионов убитых.
Очевидно, при решении такой фундаментальной проблемы как определение начала самой кровавой в истории человечества войны на первый план должны выходить не эмоции и стереотипы, а анализ и построенная на фактах логика. Для этого необходимы объективные критерии, который бы давали аргументированные основания для определения начала Второй Мировой войны.
Эти критерии просты понятны даже неискушённому человеку: наличие агрессора одного или нескольких государств со сформированной политической волей использовать военную силу для завоевания территории и нанесения ущерба другим государствам, массовые жертвы, оккупированные территории и перекраивание границ, наличие нескольких очагов войны и театров военных действий. Предлагаю с помощью этих четырёх критериев беспристрастно оценить, что в мире реально происходило до пресловутого и якобы всем очевидного, «всем известного», «начала» войны 1 сентября 1939 года.
Два трибунала – Нюрнбергский и Токийский, две глобальные капитуляции, подписанные Германией и Японией в 1945 году, и сам ход военных действий однозначно свидетельствуют о наличии сразу двух, японского и германского, а не одного только, европейского, очагов мировой агрессии и зарождения Второй мировой войны.
При этом факт формирования ещё в 1936 году альянса агрессоров всем хорошо известен и зафиксирован в международном договоре высшего уровня. Речь идёт о заключённом в Берлине 25 ноября 1936 года, т.е. за три года до сентября 1939 года, т.н. Антикомминтеровском пакте (Antikominternpakt), или в японской версии «Японо-германском соглашении по обороне от коммунизма»
(日独防共協定). Данный Пакт по сути легитимизировал возникновение двух глобальных источника и центра агрессии, Японию и Германию, и, таким образом, как мы предлагаем считать, и выступил прямой причиной Второй мировой войны.
В международно-правовом формате данный пакт сформировав мотивацию, а по сути завоевательные планы, двух военно-политических агрессоров: Японии, стремившейся получить в Китае колоссальные сырьевые богатства Маньчжурии (в сочетании с предварительным, но практическим, тестированием военной агрессии против СССР на советском Дальнем Востоке) и Германии. Последняя вышеуказанным пактом, по нашему мнению, обеспечила себе подстраховку со стороны восточного союзника, что предопределило суть и природу Второй мировой войны. В этом пакте абсолютно очевидна логика и вектор начавшейся войны – легитимизация «большой» войны и её направленности, в конечном счёте, против СССР как синонима «коминтерна». Причём, войны одновременно с двух сторон: с Востока и Запада.
Поскольку пакт подписали японский посол в нацистской Германии виконт Кинтомо Мусякодзи и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, то именно этот «пакт Мусякодзи-Риббентропа», а не «пакт Молотова-Риббентропа», и является истинным триггером Второй мировой войны и прямым поощрением Японии уже в 1937 году масштабной агрессии против Китая.
Именно 7 июля 1937 года японская армия силы силами 3 дивизий и 2 бригад (около 40 тысяч человек при 120 орудиях, 150 танках и бронемашинах, 6 бронепоездах и поддержке до 150 самолётов) перешли к развёрнутым боевым действиям и через три недели захватили Пекин. Всего на территории Китая у японцев было сконцентрировано 12 дивизий, насчитывавших 240—300 тысяч солдат и офицеров, 700 самолётов, около 450 танков и бронемашин, более 1,5 тысяч артиллерийских орудий. Для поддержки с моря действий сухопутных войск выделялись значительные силы военно-морского флота. Оперативный резерв составляли части Квантунской армии и 7 дивизий, размещённых в метрополии. Кроме того, широко использовались порядка 150 тысяч маньчжурских и монгольских солдат, служивших под началом японских офицеров.
Агрессия Японии против Китая происходила при полной военно-политической поддержке гитлеровской Германии. В полном соответствии с Антикоминтерновским пактом Германия, у которой до пакта более половины всего экспорта военного снаряжения и материалов приходилось на Китай, с момента подписания пакта резко прекратила сотрудничество с Китаем. В результате, в частности, 30 новых китайских дивизий, которые немцы обязались экипировать и обучить, так и не были созданы.
В качестве закономерной реализации европейской составляющей пакта Мусякодзи-Риббентропа в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года Великобританией и Францией было подписано с Германией и присоединившейся к тому времени к пакту Италией позорное Мюнхенское соглашение, которое развязало Гитлеру руки в Европе и дало старт открытию в дополнение к фронту Восточному второго Западного фронта уже вовсю идущей к тому времени «большой» войны.
Рассмотрим далее второй критерий определения начала мировой войны –количество жертв. До сентября 1939 года в одном только Китае было убито не менее 10 миллионов человек. В кровавых конфликтах в Эфиопии, Испании, Ливии, на Халхин-Голе и озере Хасан погибли ещё 3 миллиона человек. С нашей точки зрения, массовые жертвы, свойственные уже идущей мировой войне (если, разумеется, не считать смерти миллионов китайцев не равноценными смертям европейцев, «смертями второго сорта»), указывают на истинную природу происходившего совершенно однозначно.
Для забывающих о том, что происходило в мире задолго до привычного всем «начала» Второй мировой войны, напомню лишь, что только в ходе одной так называемой Нанкинской резни в течение шести недель в тогдашней столице Китайской республики Нанкине японскими оккупантами было убито до 500 000 китайских граждан. Даже японские историки, оспаривая эту цифру, вынуждены признавать количество погибших минимум в 200 тысяч. Итак, к сентябрю 1939 года число жертв в полном разгаре идущей войны было минимум в три раза больше, чем число жертв Польши за весь период войны!
Далее, третье. Применим критерий площади захваченных территорий. Манчжурия, которая по площади сопоставима со всей Западной Европой и в 5 раз больше Польши, уже в 1937 году была полностью оккупирована японской Квантунской армией. Захват и оккупация целой Австрии и Судет в Чехии, благообразно определяемых как, соответственно, «аншлюс» и «аннексия», состоялись за полтора года до сентября 1939 года. В 1937 году Италия споро присоединилась к пакту Мусякодзи-Риббентропа в первую очередь для того, чтобы легитимировать свои территориальные захваты в Африке. К моменту, определяемому сейчас как «начало Второй мировой», уже год ее можно было не замечать только в том случае, если ее не хочется замечать.
Наконец, рассмотрим четвёртый критерий – одновременно наличие нескольких очагов войны и театров военных действий и участие в них разных «больших» держав.
К середине 1937 года, ещё за два года до нападения Германии на Польшу, уже в трёх регионах планеты шли ожесточённые боевые действия: в Китае, Африке (Эфиопия и Ливия) и Испании. В них масштабно были вовлечены практически все крупные государства того времени. И именно в этот период, 7 июля 1937 года, началась Вторая японо-китайская война – эту дату с моей точки зрения, и следует считать истинной датой начала Второй мировой войны. Отмечу, что Китай сражался в уже начавшейся Второй мировой, опираясь на очень весомую и разностороннюю помощь СССР.
Почему же то, что мы в этом случае можем определить как «германо-польскую войну» по аналогии с «японско-китайскими» войнами, начавшуюся 1 сентября 1939 года и имеющую не только быстротечный, но и попросту локальный характер стереотипно и привычно отождествляют с началом целой Второй мировой войной? Почему именно этот эпизод грандиозной в целостном видении и по времени, и масштабу Второй мировой войны выставляется на первый план — а громадная по масштабу, времени и территориям фактическую начальная часть этой мировой войны в Китае превращена всего лишь в череду «инцидентов»? Каким образом возникла эта великая путаница с датой начала Второй мировой войны?
На мой взгляд, очевидно, что в этом виноват странный и анахроничный для сегодняшнего дня европоцентризм, в рамках которого всё, что происходит за пределами европейского «центра мира», автоматически рассматривается как второстепенное или даже не стоящее большего, чем упоминания. Но, с другой стороны, мы вправе предположить, что имеем дело с идеологической спецоперацией, направленной на то, чтобы, выпячивая пакт Молотова-Риббентропа и «забывая» о пакте Мусякодзи-Риббиентропа, превратить СССР из жертвы Второй мировой войны в государство-агрессора, которое наравне с Германией и Японией ответственно за развязывание Второй мировой войны. На наш взгляд, параллельно решается и задача затушевывания крайне неоднозначной роли стран, через полвека ставших Евросоюзом, в той великой войне, где против СССР воевала не одна Германия, а буквально вся Европа.
Обратимся к фактам. Италия, Румыния, Венгрия и Финляндия принимали непосредственное участие в войне, отправив на фронт с Советским союзом более двух миллионов солдат. Только в войсках СС за годы Второй мировой войны прошло службу больше полумиллиона человек из стран Европы, это были жители как оккупированных стран, так и граждане нейтральных государств. К концу войны в плену в СССР оказалось целых 23 136 французов – представителей нынешнего постоянного члена Совета Безопасности ООН. Из французов Германией было сформировано два масштабных формирования, активно участвовавших в войне против СССР: 33-я ваффен-гренадерская дивизия СС «Шарлемань» и Легион французских добровольцев против большевизма. Вместе с дивизией «Нордланд», сформированной из тех голландских и скандинавских добровольцев, что не попали в состав 5-й танковой дивизии СС «Викинг», французы из дивизии «Шарлемань» были последними защитниками Рейхстага. Про «подвиги» на советско-германском фронте «Голубой дивизии» от франкистской Испании также хорошо известно.
Более чем показательны внушительные потери с германской стороны военнослужащих из других стран Европы. Одна только небольшая Венгрия потеряла убитыми 809 066 солдат. Бельгия, Дания, Нидерланды и Норвегия вроде бы в войне напрямую не участвовали, однако поставляли добровольцев для целого ряда дивизий СС: 27-я гренадерская дивизия СС «Лангемарк» (1-я фламандская), 28-я панцергренадерская дивизия СС «Валлония» (1-я валлонская), 11-я панцергренадерская дивизия СС «Нордланд», 23-я панцергренадерская дивизия СС «Недерланд» (1-я голландская), 34-я гренадерская дивизия СС «Ландсторм Недерланд» (2-я голландская), и уже упомянутая мною 5-я танковая дивизия СС «Викинг». При этом сопротивление и партизанское движение на территории большинства оккупированных стран стало фактором, значащим что-либо в военных действиях, только в 1944-1945 годах. Экономика буквально всех европейских стран непосредственно поддерживала Германию ресурсами, продукцией военного назначения, рабочей силой. Даже Швеция, формально не участвуя в войне и оставаясь нейтральной страной, поставила Германии сталь, обеспечивающую изготовление более 40% бронетехники всех немецких армий.
Показательно, что после нападения по сути всей Европы во главе с нацистской Германией на СССР в ноябре 1941 года «Антикоминтерновский пакт» как базовое правовое основание идущей Второй мировой войны был не только торжественно продлён на 5 лет, но к нему тогда же присоединились Финляндия, Румыния, Болгария и даже Дания, пусть и с рядом оговорок. Не случайно Нобелевский лауреат, русский писатель Иван Бунин уже через несколько дней после нападения на СССР, 29 июня 1941 года, имел все основания писать в своём дневнике об однозначно общеевропейском характере вторгшихся в СССР «германских» вооружённых сил: «Итак, пошли на войну с Россией: немцы, финны, итальянцы, словаки, венгры, албанцы (!) и румыны». И это взгляд не с советской, а с русской стороны – отношения Бунина с советским политическим строем сложно назвать дружественными.
Происходящее упрощение картины Второй мировой войны, игнорирование реального характера происходящего имеет долговременные последствия: сейчас большая европейская политика рассматривает эти упрощения для дальнейших выводов вполне в духе «Антикоминтерновского пакта». Прошлогодняя Резолюция Европарламента P9 TA(2019)0021, провозглашающая, что Вторую мировую войну начала не только Германия, но и Советский Союз, удивила не столько тем, что официально заявляется о тождестве преступника и его жертвы – СССР, сколько уровнем знаний европейских парламентариев о том, какие именно исторические обстоятельства они обсуждают. У меня нет сомнений в том, что ни один из проголосовавших «за» эту резолюцию не знает ни имени Мусякодзи, ни событий, начавшихся 7 июля 1937 года, ни сути Антикоминтеровского пакта. И все же мне хочется надеяться, что и они будут рано или поздно вынуждены усвоить базовый принцип взаимоотношений с историей, вынесенный в июне текущего года Президентом России Владимиром Путиным в заголовок своей статьи: «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим». Незнание истории не снимает этой ответственности: ее необходимо знать.
С другой стороны, проблема начала Второй мировой войны в значительной мере связана с крайне сложным характером протекания этой войны – в частности, с наличием внутри одной войны на разных стадиях двух разных ведущих агрессоров и доминирующих театров военных действий. Причина аберрации, на мой взгляд, в том, что практически не принимается во внимание колоссальный китайский театр военных действий и исходно, в 1930-х годах, большая и лидирующая агрессивность милитаристской Японии при дальнейшем постепенном переходе статуса главного агрессора к Германии. Вторую мировую войну необходимо правильно воспринимать как двусоставную, с двумя агрессорами и очагами агрессии.
Из этого следует и то, что неизбежно должно последовать за правильным решением проблемы начала Второй мировой войны – самого крупного вооружённого конфликта во всей истории человечества, в котором участвовали 62 государства из 73 существовавших на тот момент, т.е. 80 % населения Земного шара, конфликта, в котором было применено ядерное оружие (кстати, применено именно в Азии, а не Европе). Во-первых, следует во всеуслышание и внятно отдать дань мужеству и доблести китайского народа, который первым принял на себя удар самой страшной в мировой истории войне. Этого пока не сделано. Европоцентричность мышления по преимуществу европейских историков и политиков привела к тому, что все 75 лет после окончания войны практически отсутствовала историческая линия активнейшего участия во Второй мировой войне Китая. Недопустимо забывать, что китайский народ более 10 лет доблестно сражался с японским агрессором и в итоге добился заслуженной Победы – и в силу этого совершенно закономерно стал постоянным членом Совета Безопасности ООН. Для Китая и Советского Союза, который все 1930-40-е годы оказывал сражающемуся Китаю, как и сражающейся Испании, колоссальную материально-техническую, финансовую и кадровую помощь, который разгромил японцев ещё на Халкин-Голе, война началась задолго до трагедии Польши.
Во-вторых, на мой взгляд, очевидно, что пришло время для ведущих мировых держав провести Саммит мира и объективно зафиксировать истоки и причины Второй мировой войны. Думаю, что будет уместно и подписание общего документа руководителями государств, собравшимися на Саммит, в котором будет восстановлена историческая правда. Одна из задач такого документа – остановить попытки дальнейшей ее искажения в современной мировой политике, которую мы видим в том числе в позиции Европарламента, но и не только в ней. Самую большую опасность для человечества представляют не новые заблуждения, а продолжение в настоящем старых ошибок. Их необходимо исправлять, поскольку за ними всегда стоят будущие трагедии.

Резиденты российско-китайского бизнес — инкубатора представили свои проекты на форуме в Москве

WhatsApp Image 2020-08-15 at 20.43.3114 августа при поддержке Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития совместно с Федеральным агентством по делам молодежи на площадке бизнес-парка GREENWOOD состоялось торжественное открытие Форума молодых управленцев 20.20.
Мероприятие объединило более двухсот молодых управленцев и предпринимателей, в том числе финалистов конкурсного отбора Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора.
Среди почетных гостей, выступивших на открытии форума стали председатель российской части Российско-Китайского Комитета дружбы мира и развития Борис Титов, председатель Совета по науке и инновациям Сергей Недорослев, руководитель Федерального агентства по делам молодежи Александр Бугаев, заместитель Генерального секретаря Всекитайской Федерации Молодежи Дун Ся.
Борис Титов в своей речи отметил достижения и результаты работы резидентов Российско-Китайского молодежного бизнес-инкубатора, выразил готовность и дальше от имени Комитета оказывать поддержку предпринимателям из двух стран.
«Одним из успешных молодежных проектов, реализуемых под эгидой Комитета с 2017 года – является Международная акселерационная программа «Российско-Китайский молодежный бизнес-инкубатор». За 5 лет существования Проекта обмен предпринимателей из России и Китая перешел тысячный рубеж. В прошлом году резиденты бизнес – инкубаторов заключили более 100 соглашений о сотрудничестве. 12 регионов России и 12 провинций Китая вовлечены в деятельность этого проекта и, несмотря на пандемию короновируса, как Вы видите, проект продолжает свою работу», — отметил он.
Важной частью сегодняшнего Форума молодых управленцев «20.20» стало пленарное заседание «Российско – Китайское научно — технологическое сотрудничество: достижения и перспективы», организованное Комитетом.
Руководство России и Китая объявило 2020-2021 годы перекрестными годами научно-технического сотрудничества двух стран. По словам Титова, наши страны заинтересованы в совместном использовании имеющихся материальных и интеллектуальных ресурсов для реализации исследований по множеству направлений научно-технологического сотрудничества.
Титов выразил надежду на то, что Российско-Китайский Комитет станет не только очень важной дискуссионной площадкой для китайских и российских участников, но и будет оказывать конкретную помощь в реализации конкретных проектов. «Совету по науке и инновациям Российско-Китайского Комитета надо питаться молодыми умами и молодой энергией, способными серьезно подтолкнуть к развитию двусторонних отношений в этом направлении», — подчеркнул Титов.

Эпидемия не остановила Российско-Китайское сотрудничество в сфере социальной поддержки инвалидов

Снимок экрана 2020-08-10 в 11 57 0110 августа при поддержке Российско-Китайского Совета по делам инвалидов Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития, Китайской Федерации инвалидов, Института ЮНЕСКО по образовательным технологиям в Москве (далее – Институт ЮНЕСКО) состоялся веб-семинар по проблемам образования, трудоустройства и занятости инвалидов по зрению.

Семинар открыли сопредседатели Российско-Китайского Совета по делам инвалидов Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития Цзя Юн и Александр Лысенко. В семинаре приняли участие директор Института ЮНЕСКО Тао Джань и руководитель отдела Наталья Амелина, вице-президент Всероссийского общества слепых Владимир Сипкин и сотрудники этой организации, представители Китайской федерации инвалидов и Китайской ассоциации слепых.

Александр Лысенко отметил, что В России создана система образования слепых начиная с дошкольных образовательных учреждений, специализированных школ, и заканчивая организациями среднего и высшего профессионального образования. Государство оказывает содействие в трудоустройстве и поддержке занятости инвалидов по зрению. Эти процессы регулируются специальным законодательством. Работа с инвалидами осуществляется органами социальной защиты населения, реабилитационными центрами, государственными центрами занятости и общественными организациями. Многие слепые люди доказали свою состоятельность и достигли профессиональных вершин. Среди слепых в России есть выдающиеся политические и общественные деятели, известные учёные, артисты, спортсмены.

Большая заслуга в этой работе принадлежит Всероссийскому обществу слепых, которому через 5 лет исполнится 100 лет. В настоящее время Всероссийское общество слепых объединяет 200 тыс. инвалидов по зрению, и включает в себя 76 региональных организаций, 169 производственных предприятий в 68 регионах России. В ходе семинара состоялся плодотворный обмен практическим опытом и знаниями.

Комментируя событие Александр Лысенко сказал: «Эпидемия коронавирусной инфекции не остановила Российско-Китайское сотрудничество в сфере социальной поддержки инвалидов. За годы нашей совместной работы с Китайской федерацией инвалидов был построен прочный фундамент двусторонних отношений в этой сфере, разработаны проверенные временем эффективные механизмы взаимодействия. Рано или поздно эпидемиологическая ситуация в мире улучшится, возобновится масштабное авиасообщение между нашими странами, будут сняты все введённые ограничения. Надеюсь, мы сможем встретиться, обнять друг друга и пожать руки. Уверен, ждать осталось немного. Мы – русские и китайцы – люди терпеливые. Никто и ничто не сможет нарушить наши дружеские отношения».

Борис Титов: Китай успешнее остальных стран справляется с последствиями коронавируса

da303918-fe32-4989-be3e-c2605e790d13«Экономическая политика, которую реализовало правительство Китая, позволило уже сегодня выйти на экономический рост. В Европе и в США мы видим отрицательные цифры, Китай сегодня демонстрирует положительную динамику в экономике», — заявил в интервью телеканалу CCTV председатель Российско-китайского Комитета дружбы, мира и развития Борис Титов.
Он отметил, что большинство международных экспертов прогнозировали рост ВВП Китая во втором квартале не более 2%. При этом, по данным Государственного статистического управления КНР, рост составил 3.2%.
По словам Титова, отношения России и Китая в сфере экономики продолжает развиваться, доля Китая в общем торговом обороте России растет, сейчас это 17%. В прошлом году объемы торговли были рекордные 110 млрд. долларов, в этом году идет снижение торговли, но это снижение не соответствует общему уровню снижения в мировой экономике.
«Да, мы чувствуем последствия пандемии, но мы лучше справляемся, помогая друг другу в экономической сфере. Это касается не только той непосредственной помощи в виде средств защиты, которую сначала оказывала Россия Китая, затем Китай России. Это касается и текущих экономических отношений. Набирает обороты сотрудничество МСП двух стран, и промышленные предприятия все больше грузят товаров и инвестируют. Взаимно помогая друг другу в экономике, мы будем создавать больше рабочих мест, а значит повышать уровень жизни людей», — сказал Титов.
Он так же подчеркнул, что все российские регионы настроены на то, чтобы развивать отношения с Китаем. Китай для многих является образцом эффективного и быстрого развития.
Говоря о работе Комитета Титов отметил, что пандемия нарушила многие планы на этот год, тем не менее, мероприятия, которые не состоялись в намеченный сроки, пройдут позднее. «Мы полны сил и энергии и намерены нарастить темпы сотрудничество с китайскими коллегами», — подчеркнул Титов.

Закон о безопасности Гонконга

Сегодняшний выпуск «Экспертной рубрики» был посвящен теме закона о безопасности Гонконга. Наш главный эксперт Юрий Вадимович Тавровский провёл глубокий анализ этой проблемы сквозь призму исторической перспективы, что бы объективно взглянуть на текущую ситуацию.

Медиаменеджеры стран БРИКС: во время пандемии аудитория СМИ выросла

БРИКСНаряду с трудностями пандемия коронавируса принесла СМИ стран БРИКС и позитивные моменты – рост аудитории, возможность принятия новых технологических и организационных решений. Такое общее мнение высказали медиаменеджеры из Бразилии, России, Индии, КНР и ЮАР на круглом столе, организованном информационным агентством и радио Sputnik.
В ходе онлайн-заседания они обсудили уровень доверия аудитории к СМИ, новые вызовы, которые самоизоляция поставила перед журналистами, и решения, продиктованные необходимостью работы в новых условиях. Модератором круглого стола выступил директор Sputnik по международному сотрудничеству Василий Пушков.

«Изменения несут пользу человечеству. После пандемии люди будут больше заботиться друг о друге, и мы сможем создать общую почву для публичных обсуждений», – считает главный редактор ведущего бразильского интернет-портала Brasil247 Леонардо Аттуш. «СМИ – часть общества, и пандемия показала нам путь дальнейшего развития. Даже если мы не сможем работать в старых форматах, есть новые пути для преодоления трудностей», – уверен основатель и главный редактор индийских StratNews Global и Bharat Shakti Нитин Гокале.
«Пришло время изменения формата в медиаидустрии. Нам нужно не упустить момент и использовать его для нашего блага и развития новой бизнес-модели в наших СМИ», – подчеркнула заместитель главного редактора интернет-проектов China Daily Лайчи Ли. Как полагает фотодиректор информационного агентства ANA (ЮАР) Иен Лэндсберг, COVID-19 приведет к упадку старых форм медиа, но «фундаментом работы СМИ во всех форматах останется четкое изложение фактов и различных точек зрения».
«Медиаиндустрия – одна из самых устойчивых и жизнеспособных отраслей мировой экономии. Мы являемся проводниками информации, и люди всегда будут в нас нуждаться, поэтому COVID-19 не станет концом для СМИ», – резюмировала заместитель руководителя объединенной дирекции иновещания информационного агентства и радио Sputnik Татьяна Кухарева.

Sputnik – одно из крупнейших международных СМИ, объединяющее мультимедийные интернет-сайты на 33 языках, аналоговое и цифровое радиовещание в более чем 90 городах мира. Новостные ленты Sputnik круглосуточно поставляют информацию ведущим изданиям по всему миру на английском, арабском, испанском, китайском и фарси. Аудитория информационных ресурсов Sputnik составляет более 80 миллионов посетителей в месяц, общее количество подписчиков в соцсетях Sputnik превышает 20 миллионов. В 24 редакционных центрах по всему миру от Бишкека до Кишинёва и от Пекина до Монтевидео работает свыше тысячи человек десятков национальностей. Sputnik входит в медиагруппу «Россия сегодня». Головной офис Sputnik находится в Москве.
Источник: РИА Новости

100 лет КПК

1 июля 2021 партии исполнится 100 лет. Сегодня мы стали свидетелями того, как коммунистический Китай достиг невиданных успехов. КНР демонстрируют всему миру пример успешного построения современного социалистического государства. Изначально созданная «по лекалам» партии российских большевиков, КПК стала создателем и гарантом успешного курса «реформ и открытости», а также «социализма с китайской спецификой». «Китайская мечта» — это новый этап развития Поднебесной под управлением Компартии. О победах, поражениях и перспективах КПК в своей лекции рассказал руководитель Экспертного совета Юрия Тавровский.