Андрей Денисов: мы с Китаем не союзники, но понимаем интересы друг друга

192235— Андрей Иванович, 2 октября исполняется 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Китаем. Из 70 лет истории отношений какой эпизод, по вашему мнению, самый яркий? Почему?

— Действительно, мы находимся на пороге сразу двух важных для нас юбилеев: 70-летия КНР и 70-летия установления дипотношений. Я бы тут немножко поправил хронологию, дело в том, что 2 октября 1949 года датирована телеграмма за подписью тогдашнего заместителя министра иностранных дел Андрея Громыко, поручающая генеральному консулу Сергею Тихвинскому сообщить китайской стороне о готовности Советского Союза признать молодую республику и обменяться послами. По сложившейся дипломатической практике, отвечающей правовым нормам, на эту ноту последовала ответная нота китайской стороны о готовности установить дипломатические отношения, которая поступила в наш адрес 3 октября. Так что, если говорить о точной хронологии, то день установления дипотношений между нашими странами, фиксация согласия обеих сторон на установление дипотношений все-таки 3 октября. Ну и поскольку 3 октября – мой день рождения, то я смело могу говорить, что моя личная судьба связана с Китаем с самого рождения, буквально и хронологически выражаясь.
Что касается этого временного отрезка в 70 лет, то это среднестатистическая продолжительность человеческой жизни, по крайне мере ее активная фаза, но с точки зрения всемирной истории это, может быть, и не так много, а с точки зрения измеряемой тысячелетиями китайской истории это и вовсе краткий исторический миг, но тем не менее для всех нас, ныне живущих, 70 лет – это срок большой. Разумеется, за это время немало было всего интересного в наших отношениях, было немало ярких событий. Мне пришлось быть свидетелем и участником развития этих отношений последние 50 лет. Ровно 50 лет назад я поступил в институт и связал свою судьбу с изучением китайского языка, поэтому мне проще оперировать этим периодом, который я застал сам и видел своими глазами. Мне, конечно, вспоминается нормализация наших двусторонних отношений, это май 1989 года, визит президента СССР Михаила Горбачева в Китай и последовавшее за этим не менее важное событие, первый визит в нашу страну за много лет руководителя Китая. На тот момент Генеральным секретарем ЦК КПК и председателем КНР был Цзян Цзэминь. Мне эти события запомнились, наверное, больше всего, потому что они были первыми после долгого перерыва.
Но и, конечно, вспоминаю все визиты последнего времени с 2013 года, после избрания Си Цзиньпина на пост председателя КНР, все встречи наших руководителей так или иначе проходили с моим участием или в моем присутствии. Все они были и остаются событиями исторического плана, особенно в чисто человеческом плане запомнились моменты неформального общения наших руководителей, а в целом, наблюдая за всем этим, я физически ощущал поступь истории, и это действительно так.

— На ваш взгляд, какой период в истории отношений двух государств был самым сложным? Существовала ли когда-либо, по вашему мнению, угроза разрыва отношений?

— Я думаю, что уж совсем до разрыва отношений дело не дошло бы когда-либо в прошлом, потому что ни та ни другая сторона не были в этом заинтересованы. Наоборот, были заинтересованы в том, чтобы этого не допустить. Но это не значит, что все было гладко, история хорошо известна ныне живущим поколениям, за 70 лет бывало всякое, и взлеты, и падения, не надо этого утаивать, надо говорить об этом открыто, что делаем и мы, и наши китайские друзья. Ведь главное не то, были или не были у нас трудности, а то, смогли или нет мы их преодолеть и взглянуть на них с исторической точки зрения. Да, действительно, был период резкого осложнения отношений, который привел даже к вооруженным конфликтам на границе, столкновениям, это как раз год моего поступления в институт для изучения китайского языка, как видите, и тут совпало. Я прошел с нашими двусторонними отношениями путь от самой низшей точки до самой высшей на сегодняшний день. Бывало всякое, это правда, и в том, что нам удалось не просто нормализовать и восстановить высокий уровень отношений, но и вывести их на этап стратегического всеобъемлющего партнерства, как это имеет место сейчас, это ведь в том числе и учет негативного опыта, на ошибках, на печальном опыте надо учиться.

— Могли бы вспомнить самое трудное время работы дипломатом в Китае?

— Что касается трудностей работы на китайском направлении в целом и в стране, то смотря о чем идет речь. Если речь идет об объеме работы, о важности этой работы, интенсивности, степени ответственности, то, может быть, не будет преувеличением сказать, что весьма тяжелый период имеет место как раз сейчас. На самом деле у нас очень много работы, все наши подразделения посольства, их не так много, все так или иначе загружены до предела и даже сверх того. Об этом говорили и количество визитов высокого и высшего уровня, и просто объем и плотность наших контактов, уровень контактов, вопросы, которые нам приходится решать. Поэтому на китайском направлении сейчас работать тяжело, но в то же время очень интересно.
Если же брать трудности, скажем так, житейского, человеческого, но в то же время и политического плана, то был в истории нашего посольства период конца 1960-х годов, когда здесь оставалось порядка 28 человек на всей нашей большой территории, но тем не менее отношения поддерживались, обмен, пускай даже нотной переписки, как у дипломатов принято говорить, продолжался. В 1969 году, кстати сказать, как раз в такие же дни ранней осени отношения были существенно выправлены. Встреча в пекинском аэропорту тогдашнего главы правительства СССР Алексея Косыгина и премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая привела к тому, что прекратились какие-то враждебные действия в отношении посольства, были восстановлены полноформатные дипломатические отношения, вернулись к исполнению своих обязанностей послы, вернулись семьи дипломатов, и когда я приехал в Китай в первый раз на студенческую практику в 1973 году, посольство уже работало в нормальном режиме как любое зарубежное загранпредставительство.
Есть еще один аспект, это безопасность персонала и семей сотрудников в той стране, где им приходится жить и работать, отношения с местным населением и связанное с этим чувство психологического комфорта. Понятное дело, что сейчас в мире ситуация не простая и есть, к сожалению, немалое число стран, где обстановка для жизни и работы осложнена внешними обстоятельствами, где-то идут военные действия, где-то просто сложная военно-политическая обстановка, где-то криминальная обстановка достаточно острая, препятствует свободному передвижению по улицам городов. На этом фоне мне кажется, что сейчас условия жизни и работы наших граждан в Китае, может быть, одни из самых благоприятных из тех, что мы имеем по всему периметру, по всему глобусу. Это надо ценить, это помогает нашей работе. Мы стараемся создать те же условия и в России вокруг китайских дипломатических учреждений. У нас сейчас четыре генеральных консульства на материке плюс Гонконг, совсем недавно, в прошлом месяце, открылось наше генеральное консульство в Харбине на северо-востоке Китая, также и у наших китайских партнеров пять генеральных консульств.

— Вы рассказали о сложностях работы на китайском направлении, случаях враждебного отношения к посольству. Могли бы вспомнить положительный, трогательный случай, связанный с посольством России в Китае?

— Положительных и трогательных случаев тоже было много, сложно что-либо выделить. На территории нашего посольства неоднократно проходили серьезные крупные политические события, начиная, кстати говоря, с таких же дней 60 лет назад, когда на 10-летие КНР сюда приехала большая делегация во главе с тогдашним руководителем нашего государства Никитой Хрущевым. Здесь в посольстве был большой прием по случаю 10-летия установления дипломатических отношений, о чем мы говорили, на котором присутствовали высшие руководители Китая, и вполне вероятно, что в этой комнате, где мы с вами беседуем, происходила их встреча.
Здесь, в посольстве, проходили важные ответственные переговоры, подписывались серьезные документы, проходили и открытые, и закрытые дипломатические встречи. Так что с этой точки зрения наше посольство, работающее в этом здании с лета 1959 года, многое повидало, а с точки зрения человеческой жизни здесь у нас регулярно бывают общие для нас и наших российских соотечественников различные встречи. Одним словом, трудно выделить какое-то одно событие просто потому, что их очень много.

— Ряд критиков утверждают, что отношения двух стран столь крепки во многом благодаря дружбе лидеров, некоторые даже считают, что их смена может повлечь очередное похолодание между Пекином и Москвой, как в 60-е или 80-е. На ваш взгляд, насколько такие предположения оправданы и возможен ли такой сценарий развития событий?

— Мы же с вами все так или иначе учили какие-то основы философии, знаем, что действительность определяется сочетанием объективных и субъективных факторов. Конечно, субъективные факторы, если иметь в виду отношения руководителей государств, играют свою и довольно большую роль во взаимоотношениях стран между собой, это факт, подтверждение которому мы видим каждый день, включая новости по телевизору, читая их на ленте или в интернете. Понимаете, положительная критическая масса рождается из сочетания, поэтому нужны и объективные, и субъективные факторы. Если будут присутствовать только лишь одни субъективные, то вряд ли отношения получат развитие, нужна материальная база, то есть объективные факторы в виде материальной базы. Во-первых, отношения конструктивные у нас складываются не только на самом верхнем этаже между лидерами, очень хорошие рабочие отношения между главами правительств, между их заместителями, которые активно вовлечены в эту работу. У нас есть министерские встречи, и всюду, на всех уровнях сверху до низу сохраняется доброжелательная атмосфера и готовность сотрудничать конструктивно. Ведь никто не говорит о том, что наши отношения развиваются беспроблемно, это не так, я не устаю повторять, что если кто-то не желает иметь проблем, то надо вообще не развивать отношения, просто ничего не делать, вот тогда и проблем не будем.
Мы же в прошлом году в торговле впервые превысили порог в 100 миллиардов долларов, для нашей страны это довольно много. У Китая внешняя торговля больше, для них, возможно, этот фактор менее существенен количественно, но, например, в области энергоносителей, Россия играет лидирующую роль в обеспечении Китая топливом и энергией. Так что здесь имеет место случай, когда наша торговля в качественном выражении для обеих сторон играет большую роль, чем количественные показатели. Другая сторона — это то, что в отношениях создана такая атмосфера, которая, разумеется, не может помочь нам избежать разного рода осложнений, проблем, шероховатостей, которые, конечно, бывают, но однозначно помогает их решать в конструктивном ключе. Мы с Китаем не союзники, у нас нет союзнических обязательств друг перед другом, но у нас есть четкое и явное понимание позиций и интересов друг друга, готовность эти позиции уважать и оказывать содействие друг другу в их воплощении на практике. Отсюда наше сотрудничество, например, в международных организациях, это вовсе не потому, что мы там чем-то друг другу обязаны, просто наши позиции совпадают объективно, это немалый фактор, который ведет к тому статусу отношений, который мы имеем сегодня.
Нельзя одно оторвать от другого, поэтому мы желаем нашим руководителям и долгих лет жизни, и долгих лет пребывания на их ответственных постах, но, честно говоря, я не могу сказать, что все в наших отношениях определяет субъективный фактор. Нет, объективный фактор играет весьма весомую роль, причем она укрепляется.
Вот та же торговля, например, у нас растет, материальная база наших отношений. Мы вышли на 100 миллиардов долларов, а сейчас в качестве ориентира поставлена цель к 2024 году выйти на 200 миллиардов долларов. Разумеется, это уже цифра, говорящая о том, что материальная база наших отношений станет ровно в два раза прочнее. Меняется качество сотрудничества. Если раньше мы в большей мере торговали товарами, поставляли товары друг другу, то сейчас все более значительную роль в нашем сотрудничестве играет инвестиционная составляющая, когда мы уже торгуем не товарами, а проектами. Наши руководители ориентируют нас на повышение технологической составляющей наших торгово-экономических отношений, чтобы в них было больше разного рода инновационной продукции, технологий. Я не склонен как-то очень сильно рефлексировать по поводу того, что большую долю в нашем экспорте в Китай занимают сырьевые товары и прежде всего энергоносители. Что есть, тем и торгуем, то и предлагаем внешнему рынку. И надо сказать, что это у нас с удовольствием берут как на Востоке, так и на Западе. Другое дело, что и эту торговлю можно в значительной мере совершенствовать, осовременивать, повышать степень переработки тех же самых энергоносителей, заниматься взаимным инвестированием в добыче на нашей территории, а в переработке – на китайской территории. Есть еще вопросы организации сбытовых сетей, то есть доводить свой товар до конечного потребителя, есть вопросы в части газа, перехода на газовую генерацию, то есть замены устарелых угольных установок на работающие на природном газе, скроенные по современным лекалам и дизайну. Как говорится, возможности углублять и расширять есть всегда. И как говорит господин Си Цзиньпин «засучив рукава более активно или старательно работать».

— Как вы думаете, в каком направлении Китай будет развиваться в ближайшие 10 лет?

— Вообще-то говоря, планировать на 10 лет вперед – очень непросто, и вряд ли кто-то возьмется сказать, что с нами будет через десять лет. Хотя, уж поверьте мне, с высоты моего возраста десятилетия проскакивают как километровые столбы за окном быстро ездящего автомобиля. Но как бы то ни было, есть возможность облегчить ответ на этот вопрос.
Китай живет по планам. В Китае есть целый ряд национальных проектов, в основном в области экономики и социальной политики, рассчитанных не только на десять лет, но и на более значительный срок. Вообще, крайний горизонт, куда китайские специалисты по стратегическому планированию пытаются заглянуть, это 2049 год, середина XXI века. Есть в Китае планы, выстроенные до 2035 года. Есть цели и задачи, рассчитанные на 2024-2026 годы. Все они, в общем-то, вполне реализуемые, на мой взгляд. Китай имеет реальный шанс нарастить уровень развития своих производительных сил к середине следующего десятилетия весьма существенно. К 2035 году выйти на равный с наиболее развитыми странами уровень в области технико-экономического развития, а в середину века мы заглядывать не будем. Трудно сказать, что там будет. Но, в принципе, та цель, которую перед собой ставит Китай, — выйти в такие безусловные мировые лидеры по всем основным показателям развития, она тоже, в принципе, не вызывает каких-то желаний искать аргументы, которые бы это опровергали.
Другое дело, что не все зависит от одной отдельно взятой страны. И вот здесь, конечно, вступает в силу фактор неопределенности. Мы видим, что сейчас некоторые геополитические соперники, как это принято говорить, прежде всего США, увидели, что Китай развивается, по их мнению, слишком быстрыми темпами, и предпринимают разного рода действия, в том числе выходящие за рамки честной конкуренции, для того, чтобы как-то Китай задержать, осложнить его развитие разными путями. Ничего хорошего для всего мира в этом нет, потому что Китай это мощный фактор глобального экономического роста, глобальной программы ликвидации бедности и любое осложнение в развитии Китая отразится и на регионе, и на всем остальном окружающем мире.

— Что нам ожидать от российско-китайских отношений в этот период?

— Что касается российско-китайских отношений, то я, честно говоря, не вижу каких-либо даже потенциальных раздражителей или факторов, которые могли бы вдруг резко осложнить их развитие. Здесь многое, да не многое, а все зависит от нас самих, от наших собственных усилий. Нам ведь тоже нужно поднимать экономику, осовременивать ее, улучшать условия жизни населения. Все эти задачи хорошо понятны нашему руководству, и, кстати, в их решении немалую роль играет сотрудничество с Китаем. Страна наша большая, возьмите, к примеру, Дальний Восток, который далеко от Москвы, но достаточно близок к рынкам АТР. Так что, как сказал один китайский классик, перспективы светлые, но путь извилист. Я бы поменял местами эти позиции. Путь, конечно, извилист, в значительной степени непредсказуем, но перспективы, по моему глубокому убеждению, светлые. И их-то перспективы уж точно ничто не омрачает, что касается российско-китайских отношений.

— Информационная работа является частью развития двусторонних отношений. Как вы думаете, есть ли необходимость как для китайской стороны, так и для российской улучшить работу по информационному взаимодействию?

— Конечно, конечно. Я с этим согласен и полностью понимаю. Я имею в виду с растущей ролью информационной составляющей в международных отношениях, в том числе пытаюсь свой личный скромный вклад в это вносить. Никогда не отказываюсь от встреч с журналистами. Если говорить серьезно, то информационное поле и углубляется, и расширяется, появляется все больше игроков, все больше источников информации. Еще какие-нибудь десять лет назад мы о блогосфере особо и не слышали, а сейчас это важнейшая составляющая мирового информационного пространства. Это все хорошо, но возникает уже вопрос селекции, выборки. Если раньше нужно было охотиться за информацией, то сейчас, наоборот, из безбрежного моря этой информации нужно выбрать буквально что-то одно, чтобы отражало объективную реальность, а не было бы плодом разного рода надуманных построений.
Давайте обратимся к восприятию китайцами нас и нами китайцев. Конечно, здесь еще довольно много проблем. Назову хотя бы одну. В китайской прессе, наверное, не сами они это придумали, а взяли откуда-то из Запада, можно встретить рассуждения о том, что россияне это воинственная нация или воинственный народ. И наши китайские друзья, у меня их тут немало, в каких-то человеческих разговорах такие вопросы задают. А правда, что вы воинственная нация? А почему? Я, не уставая, объясняю, что никакие мы не воинственные, а скорее даже наоборот, но просто в силу превратностей нашей исторической судьбы мы были поставлены в такие условия, по крайней мере в последние несколько столетий, что нам постоянно приходилось от кого-то обороняться. Мы никогда ни на кого не наступали, не вели наступательных войн, а на нас постоянно надвигались разного рода опасности, и нам приходилось защищаться. Вот откуда может быть родилась эта легенда о нас как о какой-то воинственной нации. Это я повторяю, что я говорю нашим китайским друзьям. Это вот один пример.
Второй пример, с которым приходится сталкиваться. Видимо, 90-е годы были шоком не только для нас, но и для наших соседей. И зачастую наши китайские партнеры, особенно те, кто по каким-то своим причинам должен вступить в контакт коммерческий, деловой, гуманитарный с нашей страной, они как-то опасаются, потому что живут в известной мере под влиянием воспоминаний и рефлексии, связанной с 90-ми годами. Вот это еще одна проблема, которую надо решать. Чем больше мы будем знать друг о друге, тем лучше.
Есть проблемы, иногда порождаемые нашей собственной неготовностью к более объемным контактам в той или иной области. Возьмите, к примеру, туризм. Мы, конечно, рады, что к нам приезжают туристы из Китая, но организация этого туризма, к сожалению, пока оставляет желать лучшего. У нас просто иногда, что называется, не хватает мощностей, чтобы адекватно принять тех, кто приезжает к нам.
В последнее время у нас много рассуждений насчет лесной торговли. Действительно, лесоматериалы это существенная часть нашего экспорта, примерно 8% от общего объема нашего экспорта приходится на товары, связанные с лесом. Во-первых, мы давно уже не поставляем в Китай необработанную древесину. Во-вторых, если и есть в этом какие-то сложности, то это целиком и полностью зависит от нас и связано с нашими какими-то недоработками. Наши китайские партнеры готовы садиться и договариваться. Если в 90-е годы для некоторых наших китайских партнеров было характерно такое печальное, но объяснимое по меркам тех лет желание поскорее сорвать куш и убежать, то сейчас они тоже понимают, что на Россию в тех областях, в которых они действительно заинтересованы, лучше рассчитывать как на долгосрочного партнера, а не что-то там сорвать и убежать. Поэтому освещение не только благоприятных сторон наших отношений, но и правильное такое со всех сторон, как говорят китайцы, освещение проблемных вопросов это тоже, наверное, задача наших информационщиков. Мы готовы этому всяческих помогать.

— Вы упомянули, что в Харбине открылось генеральное консульство. Оно работает уже в полном режиме?

— Как консульство оно действительно открылось и работает полноценно с точки зрения своего присутствия, но неполноценно с точки зрения выполнения консульских функций. Например, выдача виз. Это основная консульская функция. Тут нужно понимать, что это не просто кто-то сидит и ставит печати в паспорт, а существует целая процедура, подготовка документов, проверка, направление приглашений. Все это делается по сетям, в сетях работают разного рода автоматизированные системы. Все это надо установить, отладить, запустить, увязать в единую сеть по всей стране. Это потребует времени. Приехал генеральный консул, приехали еще несколько сотрудников, получили необходимые документы и начинают эту работу. Мы рассчитываем, что с нового года уже будет достаточно самостоятельная работа, а где-то к лету следующего года они уже смогут полностью перейти на полноценное консульское обслуживание, потому что только тогда будет снято постоянное помещение. Ведь чтобы установить компьютеры, нужно сначала снять помещение, потом проверить, подготовить его. Все это делается. Пока у них есть печать, это самое главное. Поэтому какие-то вещи, связанные с рождением, какие-то справки, где требуется печать, они могут выдавать, а на большее пока не готовы.

Источник: https://ria.ru

Выставка архивных документов по случаю 70-летия дипотношений с Россией открылась в МИД КНР

5184653Выставка архивных документов по случаю 70-летней годовщины установления китайско-российских отношений открылась в воскресенье в здании МИД КНР. В церемонии по этому случаю приняли участие посол РФ в Пекине Андрей Денисов и министр иностранных дел Китая Ван И.

«На этой выставке мы можем вместе увидеть первые официальные документы, заключенные между нашими странами, — отметил глава китайского внешнеполитического ведомства. — Здесь представлены самые яркие и незабываемые моменты в развитии китайско-российских отношений всеобъемлющего стратегического партнерства».

По его словам, Китай и Россия продемонстрировали всему миру образец формирования крепких дружественных внешнеполитических связей между двумя державами. Ван И подчеркнул, что Пекин намерен твердо выполнять свои международные обязательства, совместно с Москвой активно содействовать поддержанию мира и стабильности на всей планете, защищать многосторонние форматы взаимодействия.

Среди экспонатов — копии наиболее важных документов, заключенных с момента установления официальных контактов между КНР и СССР. Дипломаты внимательно осмотрели стенды, уделив особое внимание части, посвященной встречам председателя КНР Си Цзиньпина с президентом РФ Владимиром Путиным.

Как напомнил Андрей Денисов, Советский Союз первым признал образование Китайской Народной Республики, приняв решение об обмене посольствами. «Среди экспонатов мы наблюдаем первые верительные грамоты <...> Качество и количество двусторонних контактов на высоком уровне только за нынешний месяц можно рассматривать в качестве примера богатого урожая российско-китайских отношений, особенно после исторического визита председателя Си Цзиньпина в Россию в июне этого года», — подчеркнул он.

Как сообщила ранее официальный представитель МИД России Мария Захарова, 30 сентября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в Москве примет участие в открытии аналогичной выставки, посвященной 70-летию установления дипломатических отношений с КНР. Экспозиция охватывает период с момента образования народной республики до наших дней.

Источник: https://tass.ru

Институт экономики роста им. П.А. Столыпина и Академия макроэкономических исследований Государственного комитета по развитию и реформе КНР подписали соглашение о сотрудничестве

2019-03-25-16.36.48-1-1024x68325 марта Институт экономики роста им. П.А. Столыпина и Академия макроэкономических исследований Государственного комитета по развитию и реформе КНР подписали соглашение о сотрудничестве.
Стороны договорились обмениваться опытом по вопросам совершенствования налоговой и банковской системы, работы органов местного самоуправления, разработки программ по работе с малым и средним предпринимательством и по повышению доходов населения.

Китайская Академия макроэкономических исследований (АМИ) была основана в 1995 году на базе Центра экономических исследований бывшего Комитета по государственного планирования КНР. АМИ уполномочена оказывать консультационные услуги Правительству КНР по вопросам макроэкономической политики, обеспечивая интеллектуальную поддержку государственному комитету по делам развития и реформ КНР.

Исполнительный вице-президент АМИ Ванг Чанглин прочитал лекцию на тему «Развитие индустриальных кластеров в КНР». «Китай – выдающаяся страна, которая демонстрирует высокие темпы роста экономики, – отметил председатель Наблюдательного совета Института экономики роста им. П.А. Столыпина, Борис Титов. – Одним из основных направлений экономической политики Китая является создание кластеров. Кластерный подход также лежит в основе «Дорожной карты» по обеспечению устойчивого экономического роста несырьевого сектора экономики России, которая разрабатывается по поручению Президента и будет впервые вынесена на общественное обсуждение в рамках Второго Столыпинского форума «Стратегии для России» 23-24 мая в Москве».

Российские компании примут участие во II Китайском импортном ЭКСПО

экспо шанхайРоссийские компании примут участие во II Международной выставке импортных товаров в Шанхае, сообщил на презентации выставки в Москве старший вице-президент АО «Российский экспортный центр» Игорь Жук.
«В этом году РЭЦ планирует большую подготовку к Шанхайскому ЭКСПО, а также длительную работу по установлению b2b контактов по время ЭКСПО», — сообщил Игорь Жук.

По его словам, в прошлом году РЭЦ активно поддерживал Шанхайское ЭКСПО, в прошлом году объем площади российской экспозиции составляла более 2 тыс. кв. метров.

По словам советника-посланника по торгово-экономическим вопросам посольства КНР в РФ Ли Цзинъюаня, Международная выставка импортных товаров служит для укрепления взаимных торгово-экономических отношений, инвестиционного сотрудничества, а также демонстрации преимуществ и потенциала развития.

«Это возможность поделиться достижениями открытости и экономического развития Китая и вывести китайско-российские торгово-экономические отношения на новый уровень», — сказал он.

В свою очередь президент Союза китайских предпринимателей в России Чжоу Лицюнь, выступая на презентации, подчеркнул, что Шанхайское ЭКСПО является важным элементом для укрепления полномасштабного практического сотрудничества между Китаем и Россией.

В ноябре 2018 года в Шанхае прошла первая Китайская международная выставка импортных товаров и услуг, в которой приняли участие более 3,6 тысяч компаний со всего мира. По итогам ее работы заключили сделки на общую сумму 57,8 миллиарда долларов. Россию представляли порядка 100 компаний из более чем 40 регионов.

Поздравление с Китайским Новым годом!

KVV_7025-min.CFeeeAУважаемые друзья и коллеги!

Позвольте от лица Российско-Китайского комитета дружбы, мира и развития, а также от себя лично, поздравить всех с Наступающим праздником Весны – Китайским Новым годом! Хочу пожелать, чтобы этот год стал временем успешных начинаний и новых знаковых проектов, пусть он подарит перспективы развития и продолжит традиции нашего доброго и плодотворного сотрудничества!

В ситуации растущего потенциала для развития российско-китайского сотрудничества в Новом году необходимо продолжать совместно работать, совершенствоваться и поддерживать друг друга.

Желаю Вам и Вашим близким здоровья, благополучия и успехов!

Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РФ Ли Хуэй

LiXyi2От имени посольства КНР в РФ сердечно поздравляю всех читателей журнала «Китай» и друзей, представителей разных кругов с Новым годом, желаю всем благополучия и успехов в наступившем 2019 году.

В минувшем 2018-м году Китай и Россия согласованно и активно углубляли двустороннее стратегическое взаимодействие. Лидеры обеих стран встречались четырежды. В июне президент России Владимир Путин нанес первый после своего переизбрания государственный визит в Китай. Председатель КНР Си Цзиньпин наградил президента России В. Путина первым китайским орденом «Дружбы», Эта высокая награда — знак высочайшего уважения китайского народа к президенту Путину, она символизирует глубокую дружбу китайской и российской наций. В сентябре прошлого года председатель КНР Си Цзиньпин по приглашению принимал участие в 4-м Восточном экономическом форуме, что придало мощную силу региональному сотрудничеству между Китаем, Россией и Северо-Восточной Азией. Лидеры двух стран традиционно проводили встречи в рамках ШОС, БРИКС, «Группы двадцати» и других многосторонних мероприятий. Эти встречи еще более укрепили обмен, стали мощным стимулом для развития многостороннего механизма, обеспечили твердую защиту мультилатерализма и содействовали созданию более справедливого и разумного нового международного политического и экономического порядка.

В минувшем году китайско-российское сотрудничество позволило еще более развить имеющийся потенциал, укрепило движущие силы и добилось плодотворных результатов. Под стратегическим руководством лидеров двух стран сопряжение строительства «Одного пояса и одного пути» и Евразийского экономического союза дало начальные достижения. Стабильно продвигалось двустороннее сотрудничество в рамках реализации больших стратегических проектов в сферах энергоресурсов, ядерной энергетики, авиации и космонавтики, строительства инфраструктуры и других. Торговля сельскохозяйственными продуктами, трансграничная электронная коммерция, инновации и сотрудничество проявляли свою «живую силу». Первая Китайская международная импортная выставка в Шанхае стала новой платформой для китайско-российского торгово-экономического сотрудничества. Объем двусторонней торговли в минувшем году побил отметку в 100 млрд долл. США. Очень активно осуществлялось региональное сотрудничество, расширялись и укреплялись контакты, гуманитарный обмен. Так укреплялся фундамент для реализации чаяний наших народов о дружбе между двумя странами. Обе стороны неуклонно защищали цель и принципы Устава ООН, выступали против унилатерализма и протекционизма, сохраняли тесную координацию по вопросам Корейского полуострова, ситуации в Сирии и другим горячим международным и региональным проблемам. Китай и Россия вносили важный вклад в защиту мира и стабильности во всем мире.

2019-й — год дальнейшего развития китайско-российских отношений и выхода их на новую ступень. За 70 лет китайско-российские отношения, преодолев различные трудности, стали еще более прочными. Наши страны прошли период от установления отношений стратегического взаимодействия и партнерства, ориентированных на XXI век, до отношений всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства, для которых характерны равенством, доверительностью, взаимной поддержкой, общим расцветом, дружбой из поколения в поколение, вплоть до нового этапа китайско-российских отношений всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства. Двусторонние отношения постоянно и неуклонно развиваются на высоком уровне, продвигаясь к новому этапу. В 2019 г. председатель КНР Си Цзиньпин и президент России В. Путин продолжат тесные контакты в рамках двусторонних и многосторонних случаев. Лидеры будут стратегически направлять двусторонние отношения, осуществлять их высокоуровневое планирование, нацеленное на углубление делового сотрудничества между нашими странами. В 2019 г. мы будем отмечать 70-летие дипломатических отношений между Китаем и Россией. Правительства и различные круги обеих стран проведут ряд торжественных мероприятий, подпишут соответствующие соглашения о сотрудничестве, будут содействовать еще большим реальным достижениям в разных сферах.

В 2019 г. Китай и Россия будут осуществлять совместное развитие и примут участие в глобальном управлении. Отношения с Россией занимают особое место во внешней политике Китая, и они воплощают в себе идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху. Председатель КНР отметил, что «развитие китайско-российских отношений соответствует тенденциям современной эпохи, отражают ожидания народов обеих стран, и поэтому имеют внутреннюю живую силу и широкие перспективы. Обе страны находятся на ключевом этапе развития и возрождения. На фоне беспрецедентно сложной международной ситуации, еще более важно сохранять практику китайско-российских отношений на высоком уровне и укреплять двустороннее стратегическое взаимодействие». Президент России В. Путин отметил, что повестки развития Китая и активного строительства международных отношений полностью соответствуют или приближаются к мнению России о своем развитии, международных отношениях и статусу России в мире. Новая эпоха придала китайско-российским отношениям новое содержание, предложила больше возможностей для планирования двусторонних отношений на более высокой исторической исходной точке и вывода двусторонних отношений на более высокий уровень.

В великую эпоху берем на себя великую миссию. В новом году мы будем отмечать 70-летие дипломатических отношений между Китаем и Россией как главное событие, использовать возможности второго Форума на высоком уровне по международному сотрудничеству в рамках «пояса и пути» и других мероприятий, будем твердо претворять в жизнь договоренности, достигнутые лидерами обеих стран. Мы будем укреплять сопряжение стратегий развития двух стран и углублять сотрудничество в сферах торговли, финансов, энергетики, науки и техники и других. Стороны продолжат расширять гуманитарный обмен, на высоком уровне обеспечивать продолжительное развитие китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства. Мы должны обеспечить, чтобы результаты взаимовыгодного сотрудничества и общего выигрыша принесли еще большую пользу обеим странам и народам. Таким образом, мы внесем активный вклад в создание международных отношений нового типа и формирование человеческого сообщества с единой судьбой. Пожелаем же Китаю и России процветания, а народам двух стран благополучия и счастья!

Посол России в КНР: российско-китайское сотрудничество — стабилизирующий фактор в нынешнем турбулентном мире

700ht_DenПосол РФ в КНР Андрей Денисов в интервью «Интерфаксу» рассказал о состоянии отношений между двумя странами в 2018 году, задачах, стоящих в области их дальнейшего совершенствования, координации действий Москвы и Пекина по актуальным мировым проблемам.

— Андрей Иванович, как Вы оцениваете общее состояние российско-китайских отношений в 2018 году? Какую роль двустороннее партнерство играет в стабилизации весьма непростой международной обстановки?

— 2018 год оказался весьма плодотворным для российско-китайских отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. С одной стороны, эта «формула» предельно четко отражает уровень наших связей. С другой стороны, и в Москве, и в Пекине признают, что нам уже становится «тесновато» в этих рамках. Кооперация приобретает все более выраженное глобальное измерение, и мы имеем все основания полагать, что именно российско-китайское взаимодействие играет в современном турбулентном мире роль стабилизирующего фактора. Пусть не по всем, но по очень многим вопросам наши позиции близки или совпадают. Есть, безусловно, свои нюансы. Но это вполне естественно для таких крупных государств, постоянных членов Совета Безопасности ООН, как Россия и Китай. Главное, что и в Москве, и в Пекине заинтересованы в создании предсказуемой, стабильной, здоровой внешней среды для реализации задач развития национальных экономик. При этом российско-китайские отношения деидеологизированы, основаны на принципах взаимного уважения и равноправия, политического и военного доверия, невмешательства во внутренние дела друг друга.

Весной, как Вы знаете, в Китае было переизбрано государственное руководство, проведена беспрецедентная по масштабу реформа партийных и правительственных органов, обозначены долгосрочные магистральные направления развития страны. У нас, в свою очередь, также прошли выборы президента, и был сформирован новый состав правительства.

Политический диалог между Россией и Китаем не прерывался и, как и прежде, отличался доверительным и конструктивным характером. В 2018 году наши лидеры провели 4 полноформатные встречи. В июне Владимир Путин совершил государственный визит в Китай, а также принял участие в XVIII заседании Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. В сентябре Председатель КНР Си Цзиньпин побывал во Владивостоке, где в качестве главного гостя впервые участвовал в Восточном экономическом форуме. Еще две встречи состоялись, как принято говорить, «на полях» международных форумов — 26 июля во время саммита БРИКС в ЮАР и 30 ноября в Аргентине, где проходил саммит «Группы двадцати».

Кстати, если посчитать, то с момента избрания Си Цзиньпина Председателем КНР в 2013 г. главы наших государств встречались уже 27 раз. Хотел бы подчеркнуть, что ни одна из этих встреч не носила, что называется, «протокольный характер». Каждый раз это предметные, обстоятельные беседы по самым актуальным вопросам двусторонней повестки и международным делам. Поэтому, уверен, в 2019 году такая практика будет продолжена.

Лидеры России и Китая уже договорились провести первую встречу в апреле нынешнего года. Владимир Путин прибудет в Пекин для участия в качестве главного гостя в международном форуме высокого уровня «Один пояс, один путь». А уже в июне Председатель Си Цзиньпин согласно очередности посетит с визитом нашу страну и будет главным гостем Петербургского международного экономического форума. Ожидаем, что контакты наших лидеров могут состояться также на площадках ШОС в Киргизии, «большой двадцатки» в Японии, БРИКС и АТЭС в Бразилии и Чили соответственно.

Так что, как видите, график контактов весьма плотный и насыщенный. Тем более что в 2019 году мы будем отмечать важную дату — 70-летие установление дипломатических отношений с Китаем. Это знаковое событие, особенно если вспомнить, что наша страна признала молодую Китайскую Народную Республику на второй день после ее образования. Разумеется, в рамках празднования этого юбилея состоятся яркие масштабные мероприятия.

В прошлом году активно развивалось наше практическое сотрудничество. В ноябре в Пекине состоялась XXIV регулярная встреча глав правительств России и Китая. Она, если можно так выразиться, венчает огромный пласт работы «на земле», которая ведется в течение года в рамках двусторонних межправительственных комиссий, возглавляемых вице-премьерами. Таких комиссий у нас 5. Это, к слову, беспрецедентный пример партнерства во всех без исключения областях. И, несмотря на смену в этом году практически всего состава сопредседателей комиссий, как с российской, так и с китайской сторон, это нисколько не сбило общий настрой на углубление кооперации на вверенных участках работы.

Ушедший 2018 год и новый 2019 год объявлены Годами российско-китайского межрегионального сотрудничества. Это придало дополнительный импульс наращиванию контактов между регионами наших стран. На сегодняшний день у нас на разных уровнях муниципального управления сложилось свыше 360 партнерских пар, которые с разной степенью интенсивности находятся во взаимодействии. Здесь я бы отдельно остановился на хорошо зарекомендовавшем себя формате сотрудничества групп регионов «Волга-Янцзы» (субъекты Приволжского Федерального округа России и регионы верхнего, среднего течения реки Янцзы). Укрепляются связи между российским Дальним Востоком и Северо-Востоком Китая.

Вместе с китайскими коллегами работаем над идеей распространить этот успешный опыт. К примеру, Пекин в связке с Тяньцзинем и провинцией Хэбэй могли бы стать опорными точками взаимодействия с Москвой и регионами Центрального федерального округа. А Санкт-Петербург и Шанхай вовлекли бы в орбиту прямых деловых контактов Северо-Западный федеральный округ и провинции восточного Китая. Видим здесь существенный потенциал.

— Считаете ли Вы возможным, что объем торговли между Россией и Китаем в 2018 году превзойдет рубеж $100 млрд? По оценкам, какие новые показатели в этом отношении могут быть достигнуты в 2019 году? В каких отраслях экономического взаимодействия в пошлом году были достигнуты наибольшие успехи и что еще препятствует росту товарооборота? Как развивается инвестиционное сотрудничество между странами, каковы его перспективы?

— Я практически не сомневаюсь, что по итогам 2018 года объем товарооборота между Россией и Китаем преодолеет отметку в $100 млрд и даже, вероятно, выйдет на рубеж в $110 млрд.

По данным китайской таможенной статистики, за 11 месяцев 2018 года мы наторговали на $97,2 млрд, что на 27,8% больше в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Как правило, эти цифры чуть выше оценок российской стороны, что связано с разницей в методологиях подсчета, однако в целом соответствуют действительности. Это неплохой результат. Тем более что по итогам года мы будем иметь положительный торговый баланс в нашу пользу — порядка $10 млрд. Пекин сохраняет статус нашего главного торгового партнера. А Россия, в свою очередь, имеет все шансы вернуться в десятку крупнейших торговых партнеров Китая. Сейчас мы на 11-й строчке по итогам ноября.

При этом российский экспорт в КНР в этом году по стоимости прибавляет сразу 44%. Это во многом связано с ростом цен на нефть и нефтепродукты, топливно-энергетический сектор по-прежнему обеспечивает порядка 70% нашего экспорта в Китай. Россия в 2018 году упрочила свои позиции в качестве крупнейшего экспортера сырой нефти в КНР. За 9 месяцев суммарные объемы поставок нашей нефти в Китай увеличились на 12,5% до 50,5 млн т. Наращивание объемов было обеспечено, в том числе, за счет запуска с 1 января второй нитки российско-китайского нефтепровода «Сковородино — Мохэ», в результате чего его пропускная способность удвоилась и достигла 30 млн т в год.

Одним из наиболее успешных совместных проектов является строительство завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) — проект «Ямал СПГ», в котором 29,9% принадлежит китайским компаниям. Летом были осуществлены пробные поставки газа в Китай танкерами по участку Северного морского пути, а в декабре с опережением графика на один год введена в эксплуатацию третья очередь завода, благодаря чему он вышел на проектную мощность — 16,5 млн т. в год. Кстати, получив в 2018 году уникальную возможность побывать на Ямале и увидеть «стройку века» собственным глазами, хотел бы отдельно отметить высокие технологии, которые там применяются. Не будет ошибкой назвать его проектом XXII, а не XXI века. Это, к слову, свойственно всему комплексу энергетического сотрудничества России и Китая — и в угольной промышленности, и в электроэнергетике, не говоря уже об атомном секторе, где мы успешно продолжаем наполнять нашу кооперацию с Китаем новыми долгосрочными контрактами. В прошлом году был подписан солидный пакет из 7 документов. Имею в виду, прежде всего, договоренности о строительстве новых энергоблоков российского дизайна на Тяньваньской АЭС, двух энергоблоков на АЭС «Сюйдапу» в северо-восточной провинции Ляонин и демонстрационного реактора на быстрых нейтронах.

Возвращаясь к газовой тематике, не могу не сказать, что мы стоим на пороге серьезных прорывов. В конце 2019 г. состоится пуск российско-китайского магистрального газопровода по «восточному» маршруту. С учетом проектной мощности в 38 млрд кубометров он может дать существенную прибавку стоимостному показателю нашей торговли с Китаем. В планах — рассмотрение вопросов поставок «голубого» топлива в Китай с Дальнего Востока России, из Арктики.

Энергетика, как я уже говорил, в обозримой перспективе будет основным драйвером нашего с Китаем экономического сотрудничества. Эту ситуацию не изменить в одночасье, но и алармистских настроений по этому поводу быть тоже не должно. Необходимо использовать имеющиеся преимущества, извлекать из них пользу и одновременно работать по другим направлениям.

К примеру, у нас уверенно растут поставки в Китай российской сельскохозяйственной и пищевой продукции. В условиях торговых трений между США и Китаем, нам удалось почти вдвое, до $1 млн т, нарастить поставки в КНР отечественной сои. В целом, с января по октябрь объем взаимной торговли сельхозпродукцией у нас вырос более чем на 28% и составил $3,5 млрд. Добиваемся расширения номенклатуры продовольственных товаров, поставляемых в Китай из России, львиную долю (почти 60%) которых по-прежнему занимают рыба и морепродукты. Со следующего года должны начаться поставки в Китай отечественной молочной продукции и замороженного мяса птицы.

Активно развивается электронная торговля. По оценкам экспертов, в текущем году ее объем может превысить $4 млрд.

Что касается инвестиционной составляющей. На конец 2017 г. объем всех видов накопленных китайских инвестиций оценивался в $28 с лишним млрд, в первой половине этого года Пекин вложил еще почти $2,3 млрд. Динамика есть. Утверждены 70 ключевых совместных проектов на общую сумму порядка $120 млрд. В настоящее время 15 из них активно реализуются, 11 проектов успешно сданы в эксплуатацию, еще по 29 ведутся переговоры.

К вопросу о перспективах нашего товарооборота с Китаем в 2019 году. Хотел бы подчеркнуть, что у нас есть необходимые заделы для дальнейшего наращивания показателей. И целевой ориентир — 200 млрд долл. Это, между прочим, задача, поставленная главами наших государств.

Хорошие результаты есть в транспортной сфере. Пожалуй, главный из них — мы вышли на завершение строительства первого на нашей общей границе моста через пограничную реку. Это железнодорожный мост, который расположен в районе китайского города Тунцзян провинции Хэйлунцзян и российского села Нижнеленинское в Еврейской автономной области. Там долгое время шло отставание от графика, это отставание удалось преодолеть, и в октябре китайская и российская части моста были соединены, т.е. мост уже есть. Надеемся, что в 2019 году объект будет сдан в эксплуатацию и по нему пойдут первые поезда. Кстати, за 10 месяцев текущего года объем перевозок контейнеров железнодорожным транспортом в сообщении Китай — Европа — Китай через территорию России вырос на 23% до 323 тыс. контейнеров ДФЭ.

Быстрыми темпами идет строительство автомобильного моста из китайского г.Хэйхэ в российский г.Благовещенск. Этот мост по плану также должен быть закончен в наступившем 2019 году. Кстати, в Хэйхэ кроме автомобильного моста строится пассажирская канатная дорога, чтобы людям с обеих сторон и китайцам, и нашим гражданам можно было очень легко перемещаться на другой берег реки Амур.

Имеются, конечно, и сложности на пути расширения торгово-экономического сотрудничества. Нам важно развивать транспортную инфраструктуру, модернизировать пункты пропуска, поддерживать углубление практического сотрудничества между таможенными и карантинными ведомствами России и Китая, упрощать взаимное инвестирование и торговые процедуры, продвигать механизмы межбанковских расчетов в национальных валютах. Но это все вопросы роста, которые решаемы, но требуют определенного времени.

В 2018 году мы сделали важный шаг в деле сопряжения строительства ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс, один путь». В мае в Астане подписано Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Одновременно ведется работа по разработке соглашения о Евразийском экономическом партнерстве.

— Намерены ли Россия и Китай добиваться постепенного смягчения международных санкций против КНДР по мере действий Пхеньяна в направлении денуклеаризации? Насколько тесная координация налажена между Москвой и Пекином по данной проблеме?

— Да, и это было бы правильным и логичным шагом для поддержания положительной динамики развития ситуации на Корейском полуострове. В условиях сохранения санкций в прежнем объеме Пхеньян попросту потеряет заинтересованность в осуществлении дальнейших действий на треке ядерного разоружения.

Как неоднократно публично заявляли наши китайские коллеги, резолюции СБ ООН устанавливают, что в зависимости от выполнения Пхеньяном положений этих резолюций и по мере необходимости нужно будет корректировать ограничительные меры, в т.ч. приостанавливать их действие или полностью отменять. Москва и Пекин полагают, что санкции — не самоцель, и Совет Безопасности должен поддерживать и оказывать содействие усилиям по денуклеаризации полуострова, продвигать процесс политического урегулирования.

Тесный характер нашей координации с Пекином по ситуации на Корейском полуострове подтверждает то, что данная тема практически всегда обсуждается среди внешнеполитических вопросов в ходе переговоров на высшем и высоком уровнях. Также на регулярной основе проводятся консультации сопредседателей российско-китайского Диалога по безопасности в Северо-Восточной Азии — заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации И.В.Моргулова и заместителя Министра иностранных дел КНР Кун Сюанью. В январе, августе, октябре 2018 года такие встречи прошли в Москве, в марте, июле, декабре — в Пекине. Регулярно «сверяют часы» и наши постпредства при ООН в Нью-Йорке.

Кстати, в октябре в Москве впервые состоялась встреча заммининдел в формате Россия — Китай — КНДР, по итогам которой было принято совместное информационное коммюнике с выражением общих подходов трех стран к проблемам Корейского полуострова. Среди прочего, стороны, отметив «предпринятые КНДР важные шаги в направлении денуклеаризации, сочли необходимым своевременно приступить к пересмотру Советом Безопасности ООН санкционных мер в отношении КНДР». Кроме того, подтверждена общая позиция против односторонних санкций.

— США объявили о планах выхода из Договора РСМД. При этом Вашингтон настаивает, что разногласия по этой проблеме должны обсуждаться с участием Китая. Обсуждаем ли мы данную ситуацию с нашими китайскими партнёрами, которые также озабочены намерением США покончить с ДРСМД? Возможен ли какой-то наш совместный ответ Вашингтону?

— Пропагандистская шумиха, развёрнутая США вокруг своих планов выхода из ДРСМД, включая ссылку на «существенное нарушение» Договора Россией и проекцию на страны — обладательницы арсеналов наземных ракет средней и меньшей дальности, включая Китай, Иран и КНДР, является выражением стремления «освободить руки» при выборе средств противодействия всем тем, кто входит в «американские списки» геостратегических оппонентов США. В связи с этим исходим из того, что Соединённые Штаты могут денонсировать Договор вне зависимости от мнения и действий России, других вовлечённых участников.

Стремление США под различными надуманными предлогами (о якобы невыполнении Россией обязательств по Договору и т.д.) разрушить существующую систему ограничения вооружений вызывает серьёзную обеспокоенность, поскольку подобная политика может крайне негативно отразиться на глобальной системе безопасности в целом. Убеждены, что развал ДРСМД способен тяжело ударить по международной безопасности и стратегической стабильности, ввергая целые регионы в гонку вооружений. Это также чревато ускоренной эрозией архитектуры контроля над вооружениями, включая возможный подрыв Договора о СНВ, а также негативными последствиями для перспектив дальнейшего ядерного разоружения и устойчивости режима ДНЯО.

В этой связи признательны Китаю за поддержку в работе над российским проектом резолюции ГА ООН по ДРСМД, хотя он и не был принят Генассамблеей, и осуждение Пекином планов США по выходу из Договора. Понимаем негативную реакцию наших китайских партнёров на бестактные публичные заходы со стороны США относительно подключения КНР к гипотетическим новым договорённостям в области РСМД, включая неуклюжие попытки Вашингтона вбить клин между КНР и Россией по данной тематике. Убеждены, что любые идеи в данной чувствительной области должны учитывать легитимные интересы всех сторон и рассматриваться на основе консенсуса.

Источник: https://www.interfax.ru

Орешкин прогнозирует товарооборот между РФ и Китаем по итогам года на уровне $110 млрд

4860514Товарооборот между Россией и Китаем по итогам 2018 года составит порядка $110 млрд, сообщил министр экономического развития РФ Максим Орешкин в опубликованном в пятницу интервью газете «Известия».

«В торговле товарами мы хорошо продвинулись вперед, в этом году у нас будет порядка $110 млрд товарооборота. Поставленная на этот год цель в $100 млрд точно будет превышена», — сказал Орешкин.

По словам министра, чтобы выйти на объем товарооборота в $200 млрд в год, России и Китаю необходимо развивать сотрудничество по нескольким ключевым направлениям. В частности, глава Минэкономразвития заявил о необходимости создания единого пространства электронной торговли, развитие которой важно для малого и среднего бизнеса двух стран.

«Поток китайских товаров в Россию по каналам электронной торговли превысил $3 млрд. В целом нам нужно работать над созданием единого пространства электронной торговли, чтобы китайские производители имели доступ на российский рынок, а российские — в Китай», — сказал Орешкин.

Источник: https://tass.ru

В Китае открыли самый длинный морской мост в мире

1531241535На юге Китая открыли самый длинный в мире морской мост — протяженностью 55 километров, сообщает Центральное телевидение КНР. Он связал Гонконг, Макао и город Чжухай провинции Гуандун.

Церемония прошла в Чжухае. На нее приехал председатель КНР Си Цзиньпин, глава администрации Гонконга Кэрри Лам, вице-премьер Госсовета Хань Чжэн, секретарь парткома провинции Гуандун Ли Си и еще около 700 гостей.

Теперь поездка из Гонконга в Чжухай займет полчаса вместо трех часов. Свободное движение откроют 24 октября.

Источник: https://ria.ru/world

Путин поздравил Си Цзиньпина с 69-й годовщиной образования КНР

putin_si_czinpin_3Сегодня, 1 октября, президент России Владимир Путин поздравил председателя Китайской Народной Республики (КНР) Си Цзиньпина с 69-й годовщиой образования республики, отметив, что под руководством Си Цзиньпина Китай добился впечатляющих успехов, сообщается на сайте Кремля.

В поздравительной телеграмме говорится, что китайская экономика растёт высокими темпами, повышается благосостояние граждан КНР. Для России важно, что развивается российско-китайского стратегическое партнёрство. Обе страны наращивают политический диалог и взаимовыгодное сотрудничество в различных сферах.

Путин подчеркнул, что авторитет Пекина на мировой арене укрепляется, и подтвердил готовность к продолжению совместной работы с Си Цзиньпином по двусторонней и международной повестке дня.

Читайте также: Почему Россия и Китай находятся в одной геополитической лодке

Как сообщало ИА REGNUM , российская госкорпорация Роскосмос и Китайская национальная космическая администрация подписали протокол о совместных проектах в исследовании космоса, в частности об исследованиях Луны. Помимо исследования Луны, стороны договорились о совместных разработках по созданию ракет-носителей и ракетных двигателей. Также, согласно протоколу, Россия и Китай будут совместно работать в сфере спутниковой навигации.

Источник: https://regnum.ru